Пространственные и сетчатые конструкции, Вернадский, Шухов, Ладовский, Крутиков, Мельников, Савельев, Мухин, Шевнин, Shevnin, геномная архитектура

понедельник, 7 января 2008 г.

ЭНЕРГИЯ ШУХОВА.




Фонтан идей инженера Шухова >

Т.Л. МЫШКО

«Энергия» 2004, 1. С. 32-39.

Характерный признак великих людей — это
употребление их гения и способностей на общее благо.

П. Буаст



< Шухов > — главный инженер
конструкторского бюро А.В. Бари.
1886 г. Личный архив Ф.В. < Шухова >

В старину на Руси строители городов, укреплений, мостов и плотин, а также архитекторы, литейщики пушек и колоколов — все те, кого мы назвали бы теперь инженерами, назывались розмыслами. Уже одно это чрезвычайно характерное наименование проливает яркий свет на те требования, которые предъявлялись на Руси к инженерным работникам, и те качества, которых ожидали от руководителя дела непосредственные исполнители его замысла: мастера, техники, каменщики, землекопы. Розмысл обязан был размыслить задачу со всех сторон,опираясь не только на собственный, но и на весь накопленный опыт предшественников, на свой ум, изобретательность, даже на мечту, на фантазию.

Понятия, идентичного по значению русскому слову «розмысл», до появления слова «инженер» не было ни в одном языке. Люди, которые теперь называются инженерами, в старину у англичан назывались капитанами, у французов — мэтрами, у немцев — мейстерами. Слова эти означали: господин, хозяин, владелец, учитель и т.д. Ни одно из многочисленных значений этих слов не приближается к понятию розмысла.

Латинское слово, послужившее позднее международной основой слову «инженер», обозначает острый, изобретательный ум. Таким образом, русское название «розмысл» по существу предвосхитило то понимание роли руководителя в решении технических задач, которое установилось позднее — в XIX веке.

Владимир Григорьевич < Шухов >, замечательный конструктор конца XIX — начала XX столетия, — один из основоположников современных строительных конструкций. Его называют по-разному. Но в начале XX века только так — Первый инженер России. Как он сам говорил, этим званием он обязан тому, что с самого начала своего инженерного пути отказался от подражания иностранным образцам и стал творить в оригинальном, чисто русском стиле, опираясь на лучшие традиции Ломоносова, Менделеева, Казакова, Кулибина. Все его инженерные и научные решения основаны на опыте народа, на достижениях русских ученых: Жуковского, Чебышева, Чаплыгина, Летнего и др. Оригинальность и прогрессивность его инженерных решений дали возможность России противостоять экспансии иностранной технической мысли и на много лет обогнать ее. «Человек-фабрика» называли его при жизни, потому что всего лишь с несколькими помощниками он смог совершить столько, сколько по силам только десятку НИИ. В. Г. < Шухов > принадлежит к той группе талантливых русских инженеров, у которых широта кругозора сочеталась с глубиной инженерной интуиции.

Владимир Григорьевич < Шухов > родился 16 августа 1853 г. в небольшом провинциальном г. Грайвороне Белгородского уезда Курской губернии. Родители воспитали в сыне целеустремленность, трудолюбие, проницательность и жажду к знаниям. В одиннадцатилетнем возрасте Володя < Шухов > поступил в Петербургскую гимназию, в которой проявил способности к точным наукам, особенно к математике, и закончил обучение в 1871 г. с блестящим аттестатом. Выбор профессии был однозначным. Кроме математических способностей, у Володи < Шухова > была уже к той поре мечта стать инженером, практической деятельностью способствовать развитию России.

По совету отца Владимир поступает в Московское императорское техническое училище. МИТУ в те годы было учебным заведением, где предоставлялась возможность получить фундаментальную физико-математическую подготовку, приобрести глубокие знания по другим теоретическим дисциплинам и одновременно овладеть прикладными ремеслами, столь необходимыми инженеру-практику. Выдержав вступительные экзамены в училище с наилучшими оценками, Владимир < Шухов > был зачислен в «казеннокоштные воспитанники» и жил самостоятельно в казенных дортуарах, изредка навещая родителей, которые в то время находились в Варшаве.

Приученный родителями к самостоятельной и скромной жизни, Владимир < Шухов > упорно занимался, и его успехи заметили и оценили по достоинству преподаватели по училищу, известные ученые: доцент по кафедре аналитической механики Н.Е. Жуковский, профессор по кафедре математики А.В. Летников, почетный член педагогического совета академик П.Л. Чебышев, который прославился своими работами по теории чисел, теории вероятностей, теоретической механике.

В 1876 г. В. < Шухов > с отличием и золотой медалью закончил училище. Академик П.Л. Чебышев сделал молодому инженеру-механику лестное предложение о совместной научной и педагогической работе в университете. Однако Владимира Григорьевича больше привлекали не теоретические исследования, а практическая инженерная и изобретательская деятельность. Он отказывается от предложения и в составе научной делегации в порядке поощрения командируется в 1876 г. Советом училища для ознакомления с достижениями промышленности в Филадельфию на Всемирную выставку.

Поездка в Соединенные Штаты сыграла определяющую роль в жизни В.Г. < Шухова >. На выставке он познакомился с Д.И. Менделеевым и А.В. Бари, выходцем из России, который уже несколько лет жил в Америке, участвовал в строительстве главного и других зданий Всемирной выставки, отвечая за все «металлические работы», за что получил Гран-при и золотую медаль. Именно А.В. Бари принимал российскую делегацию в Америке, оказывал ей помощь в знакомстве со страной и с выставкой, помогал в закупке оборудования, инструментов и образцов изделий для мастерских технического училища, показывал участникам делегации металлургические заводы Питсбурга, строительство железных дорог и все новинки американской техники.

Вернувшись из Америки в 1877 г., В.Г. < Шухов > поступил на работу в чертежное бюро Управления Варшавско-Венской железной дороги в Петербурге. После ярких впечатлений от заокеанской поездки начались серые будни, работа над чертежами железнодорожных насыпей, станционных зданий, локомотивных депо. Эти навыки в последующем очень пригодились, но угнетала работа без возможности творчества. Под влиянием друга семьи < Шуховых >, хирурга Н.И. Пирогова, он поступает вольнослушателем в Военно-медицинскую академию.

Летом того же года А.В. Бари с семьей вернулся в Россию, оставаясь гражданином Северо-Американских штатов. Он понимал, что Россия идет по пути стремительного промышленного развития, и планировал добиться здесь быстрого успеха. Когда Бари стал главным инженером Товарищества братьев Нобель, он начал заниматься организацией наливной системы перевозки и хранения нефти.

Прозорливо оценив творческий потенциал В.Г. < Шухова > еще в Америке, А.В. Бари пригласил его возглавить отделение фирмы в Баку — новом центре быстро развивающейся российской нефтяной промышленности. В 1880 г. Бари основал в Москве свою строительную контору и котлостроительный завод, предложив В.Г. < Шухову > должность главного конструктора и главного инженера. Приглашая В.Г. < Шухова > к сотрудничеству, А.В. Бари получал молодого, не обремененного предрассудками инженера с блестящими характеристиками, порядочного, свободно владеющего тремя языками (английским, французским, немецким), приятной внешности и отличного воспитания.

В. Г. < Шухов > в лице А.В. Бари обрел исключительного партнера — образованного и культурного человека с опытом предпринимательской деятельности в Америке, грамотного инженера, способного объективно оценивать идеи и предложения, умеющего на равных общаться и с иностранными предпринимателями, и с крупнейшими промышленниками России. Союз < Шухов-Бари > был взаимовыгодным и поэтому долговременным и плодотворным.

В 1880 г. В.Г. < Шухов > впервые в мире осуществил промышленное факельное сжигание жидкого топлива с помощью изобретенной им форсунки, позволявшей эффективно сжигать и мазут, считавшийся ранее отходом нефтепереработки. Молодой инженер произвел расчеты и руководил строительством первого в России нефтепровода от Балаханских нефтепромыслов до Баку, создал первый в мире мазутопровод с подогревом. Для хранения нефти и нефтепродуктов < Шухов > предложил конструкцию цилиндрического резервуара с тонким днищем на песчаной подушке и со стенками ступенчатой толщины (современные резервуары строятся по тому же принципу).

В 1891 г. В.Г. < Шуховым > была разработана и запатентована промышленная ус тановка для перегонки нефти с разложением на фракции под воздействием высоких температур и давлений; установка впервые позволяла осуществить крекинг в жидкой фазе. Крекинг нефти — один из основных процессов современной химической технологии, при котором тяжелые фракции нефти, то есть такие нефтепродукты, как, например, мазут, подвергаясь в определенных условиях действию высокой температуры, расщепляются с выделением высококачественных бензинов. Помимо этого при крекинге выделяется значительное количество газообразных продуктов, служащих в настоящее время ценнейшим сырьем как для органического синтеза вообще, так и для синтеза компонентов высокооктанового топлива в частности.

В последующие годы < Шухов > внес остроумные и эффективные усовершенствования в конструкцию насосов для перекачки нефти и откачки жидкостей из глубоких скважин — эрлифт. Нефть брали из фонтанирующих скважин, а когда фонтан иссякал, черпали уже желонками. Но раз фонтан выбрасывается силой сжатых подземных газов, то их можно заменить сжатым воздухом, который нагнетается по опущенной в скважину трубе, подхватывает нефть из глубин и гонит ее вверх. Этот способ лег в основу принципиально новой технологии добычи нефти.

< Шухов > запроектировал и построил нефтеналивные суда, систему Московского водоснабжения (1887-1890 гг.), изобрел новый водотрубный котел в горизонтальном и вертикальном исполнении (знаменитые паровые котлы < Шухова >). В 1896 г. было начато их серийное производство.

Природа необычайно щедро одарила Владимира Григорьевича. Поражает воображение простое перечисление результатов его деятельности в различных областях знания. Ученик и биограф < Шухова > Г.М. Ковельман отмечал: «Нефть, поднятая из недр шуховскими насосами, рационально переработанная в шуховских крекинг-аппаратах, хорошо сохраненная в шуховских резервуарах и без потерь доставленная наливными шуховским баржами или нефтепроводами, сжигалась с максимальным извлечением тепла шуховскими форсунками в шуховских котлах».

Не менее обширна и география распространения в России изобретений замечательного инженера. Паровые котлы его системы и резервуары различного назначения нашли применение от Баку до Архангельска, от Петербурга до Владивостока. В. Г. < Шухов > — создатель нефтеналивного флота в России, он руководил проектированием и постройкой первого российского танкера. По его проектам создавались точные чертежи в Москве. Сборка .огромных стальных клепаных барж длиной от 50 до 130 м (что по тем временам было чудом техники) осуществлялась в Саратове и Царицыне. До 1917 г. было построено 82 баржи.



Сдвоенный вертикальный водотрубный
паровой котел системы В.Г. < Шухова >
строительной конторы Бари.
Фотоснимок для Всероссийской
выставки в Нижнем Новгороде. 1896г.
Архив РАН.

В результате исследований В.Г. < Шухова > и его коллег (Е.К. Кнорре и К.Э. Лембке) была создана универсальная методика расчета водопроводов. Фирма Бари — «контора по эксплуатации изобретений < Шухова >» — после опробования проекта при реконструкции системы водоснабжения в Москве осуществила строительство водопроводов в Тамбове, Харькове, Воронеже и других городах России.

В 1895 г. < Шухов > подал заявку на сетчатые покрытия (сетки из полосовой и уголковой стали с ромбовидными ячейками). По этому принципу < Шухов > разработал сетчатую конструкцию башни гиперболоидного типа и широко использовал такое решение в водонапорных башнях, опорах линий электропередач, мачтах военных кораблей. Наибольшую высоту среди гиперболоидных имела башня маяка в г. Херсоне (68 м).

Развитие сети железных дорог потребовало постройки множества водонапорных башен. В их оборудование входил и паровой поршневой насос. Специально для него < Шухов > разработал оригинальную транспортабельную конструкцию котла самоварного типа. Владимир Григорьевич рассказывал З.Л. Берлину (их совместная работа — котел < Шухова-Берлина >), что котел не случайно имеет вид самовара. «Жена жаловалась на даче, что самовар долго не закипает. Пришлось сделать ей самовар с кипятильными трубами. Вот он-то и стал прообразом вертикального котла».



Знаменитая Шаболовская радиобашня
в Москве

По проектам В.Г. < Шухова > в нашей стране и за рубежом сооружено около 200 башен оригинальной конструкции, в том числе знаменитая Шаболовская радиобашня в Москве, символ советского телевидения 40-60-х годов, которой в 2002 г. исполнилось 80 лет. Ее конструкция — это дальнейшая модификация идеи сетчатых гиперболоидных конструкций. Правда, трансляция телевизионных программ — не основная задача ажурной красавицы, а проектировалась она в качестве опоры для антенны Шаболовского радиоцентра. В 20-е годы радиосвязь велась на средних и длинных волнах, и для увеличения дальности связи приходилось наращивать как мощность передатчика, так и высоту антенны (вертикального несимметричного вибратора).

Шаболовский радиоцентр был сооружен в 1919-1922 гг. для радиотелефонной связи центра с «местами», а с осени 1922 г. стал использоваться и для радиовещания на центральные районы страны.

Интересно, что, получив в 1919 г. по постановлению Совнаркома заказ, Владимир Григорьевич предложил проект радиомачты из девяти секций общей высотой около 350 м. Это превышало высоту Эйфелевой башни (305 м), но при этом Шуховская (как называют башню старые москвичи) получилась в три раза легче. Острая нехватка металла в разоренной стране не позволила реализовать проект, который мог стать памятником инженерного искусства, его пришлось изменить. Существующая башня из шести гиперболоидных секций общей высотой 152 м была возведена с помощью изобретенного < Шуховым > уникального метода телескопического монтажа.

Долгое время башня оставалась самым высоким сооружением в России. Дальность приема передач Шаболовской радиостанции составила около 2000 км.



Мост через р. Китай.
Транссибирская железная дорога 19 августа 1989 г.
Исторический фотоснимок.
Архив РАН.

В 1892 г. < Шухов > построил свои первые железнодорожные мосты. В последующем он спроектировал несколько типов мостов (с пролетами от 25 до 100 м). На основе этих типовых решений под его руководством было построено 417 мостов на различных железнодорожных линиях (через Оку, Волгу, Енисей и другие реки). Немногие знают, что он спроектировал вращающуюся сцену МХАТа. По проекту В. Г. < Шухова > и под его руководством было осуществлено сохранение архитектурного памятника XV века — минарета знаменитого медресе в Самарканде. Башня сильно накренилась после землетрясения, существовала угроза падения. В 1932 г. был объявлен конкурс проектов спасения башни, и < Шухов > стал не только победителем конкурса, но и руководителем работ по выправлению минарета с помощью своеобразного коромысла.

Но вернемся в XIX век. За 15 лет работы в Строительной конторе (1880-1895 гг.) В. Г. < Шухов > получил 9 привилегий (патентов) на изобретения, актуальные и поныне: горизонтальный и вертикальный паровые котлы, нефтеналивная баржа, стальной цилиндрический резервуар, висячее сетчатое покрытие для зданий, арочное покрытие, нефтепровод, промышленная крекинг-установка, ажурная гиперболоидная башня, получившая большой резонанс в мире после Всероссийской выставки 1896 г. в Нижнем Новгороде.

Выставка стала событием в культурной, промышленной и технической жизни страны. Более четырех гектаров площади зданий и павильонов было покрыто и застроено конструкциями В. Г. < Шухова >, превращавшими каждый павильон в новое достижение российской науки и техники. В общей сложности < Шухов > запроектировал восемь выставочных павильонов площадью около 27 000 м2. Четыре павильона были с висячими перекрытиями, столько же перекрыты сетчатыми оболочками пролетом 32 м. Конструкции инженера опередили свое время как минимум на 50 лет. Висячая кровля элеватора в Олбани (США) появилась только в 1932 г., а покрытие в форме опрокинутого усеченного конуса во Французском павильоне в Загребе (Югославия) — в 1937г.

Главной достопримечательностью Нижегородской выставки стала водонапорная башня В.Г. < Шухова > (высотой 32 м). В течение 15 лет шуховские башни появились более чем в 30 городах России, а в годы первых пятилеток было построено около 40 башен в России, Закавказье и Средней Азии. Эти башни при всей своей надежности и функциональной практичности были очень красивыми. Сам Владимир Григорьевич говорил: «Что красиво смотрится, то — прочно. Человеческий взгляд привык к пропорциям природы, а в природе выживает то, что прочно и целесообразно». < Шухов >, впервые в мире рассчитав и создав висячие и арочные сетчатые пространственные покрытия, положил начало новому направлению в строительном искусстве. Дебаркадеры Киевского (Брянского) и Казанского вокзалов в Москве, светопрозрачные перекрытия ГУМа, Музея изящных искусств, Петровского пассажа, Главпочтамта, стеклянный купол Метрополя — все эти и многие другие сооружения (ни одна крупная стройка в городе не обходилась без участия известного инженера) и сегодня поражают красотой, изяществом, и настолько современны, будто созданы только что. А ведь возраст некоторых из них перевалил за сто лет!

Весом вклад < Шухова > и в военную технику. Одним из первых военных заказов в начале Первой мировой стало проектирование и сооружение ботопортов — больших судов, предназначенных служить воротами доков, где производился ремонт поврежденных кораблей. Конструкция оказалась удачной. Следующим заказом стало конструирование плавучих мин. И эту задачу удалось быстро решить: непреодолимой преградой для неприятельских кораблей сделались минные поля из мин системы < Шухова >. И шуховские боны для швартовки подводных лодок получили самую высокую оценку военных моряков.

Особенно успешной разработкой < Шухова > оказались платформы для осадных орудий. На такие платформы орудия устанавливались для меткой и дальней стрельбы. Прежние конструкции были тяжелыми — в каждую платформу впрягали 32 лошади. Кроме того, много времени и сил уходило на приведение системы в боевое положение, и кругового обстрела те платформы не обеспечивали. Шуховские платформы не имели этих недостатков: они давали возможность перейти из походного в боевое положение всего за 20-30 минут. Для них не было непоражаемых точек пространства. И перевозились они одной запряжкой из четырех лошадей: круглые платформы соединялись осью. Получалась огромная двуколка. На нее грузили все остальные части сразу двух установок.

В 1914-1916 гг. промышленность ставит на поток серии плавающих мин, платформ, мощных ворот для закрытия сухих доков конструкции < Шухова >. О том, с какой тщательностью это делалось, говорит пример с минами, а их < Шухов > создал более сорока типов. А кроме того — приспособление для обезвреживания оторвавшейся мины, два типа минных якорей. Графическая часть заказа составила более полутысячи чертежей разного формата. Тысячами оценивалось количество испытаний. Два инженера и группа чертежников едва успевали осуществлять идеи и расчеты < Шухова >, нередко обходившегося без сна.

Чем больше узнаешь о делах и трудах В.Г. < Шухова >, тем больше поражаешься этому российскому инженеру и ученому. Кажется, уже столько было перечислено его уникальных изобретений и проектов, но перечень можно продолжать и продолжать. Многие из разработок Владимира Григорьевича таковы, что будь они единственным из того, что сделал инженер, и тогда его имя осталось бы в истории науки и инженерного искусства. И все это — благодаря удивительной способности быстро ориентироваться в каждом новом деле, умению отличать главное от второстепенного, а более всего — вследствие научного подхода к решению каждого технического вопроса. < Шухов > никогда не делал ничего наугад. Всегда и все было им предусмотрено, заранее рассчитано. Если он не находил чего-либо в книгах, то быстро набрасывал свою теорию вопроса, выводил собственные формулы и давал всестороннее освещение изучаемой проблемы.

Говоря об инженере и его работах, постоянно приходится повторять слова «первый», «впервые». Его жизнь, как казалось, посвященная только работе, в действительности была яркой и многогранной. На протяжении многих лет < Шухов > общался с замечательными современниками — учеными, инженерами, архитекторами, медиками, художниками, увлекался велосипедным спортом, шахматами, фотографией, дружил с О. Книппер-Чеховой и ее шумным актерским окружением, любил слушать Ф. Шаляпина, читать стихи, конструировать мебель. Очевидцы рассказывали, что однажды Бари попал в Александровский манеж, где проходили велогонки. Как везде и всегда, болельщики неистовствовали. «Наддай, рыжий, наддай!» — кричали кругом. Рыжий «наддал», победно вскинул руки на финише, обернулся, чтобы взглянуть на второго призера московского чемпионата, и у Бари отвисла челюсть: в победителе он узнал главного инженера своей фирмы. < Шухов > обладал искусством работать и талантом отдыхать, думать о совершенстве техники и несовершенстве жизни, любить формулы, но еще более страстно — людей.

Многие крупные стройки первых пятилеток связаны с именем В. Г. < Шухова >: Магнитка и Кузнецкстрой, Челябинский тракторный и завод «Динамо», восстановление разрушенных в гражданскую войну объектов и первые магистральные трубопроводы и многое другое. В 1928 г. Владимир Григорьевич был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1929 — ее почетным членом. Отношение В.Г. < Шухова > к новой власти и к тому, что происходило в стране после 1917 г., было неоднозначным. Но, оставаясь истинным патриотом, он отверг множество лестных предложений уехать в Европу, в США. Все права на свои изобретения и все гонорары он передал государству. Еще в 1919 г. в его дневнике было записано: «Мы должны работать независимо от политики. Башни, котлы, стропила нужны, и мы будем нужны».

Приходится только изумляться, как, несмотря на свой возраст, трудился < Шухов > в последние десятилетия своей жизни. Только за восемь лет (1926-1934 гг.) он подал такое же количество заявок на авторские свидетельства, сколько их пришлось на 22 года до революции 1917г.



На велосипеде.
Личный архив Ф.В. < Шухова >.

Последние годы жизни Владимира Григорьевича были омрачены «инквизицией» 30-х годов, постоянной боязнью за детей, неоправданными обвинениями, смертью жены, уходом со службы. Все это подорвало здоровье, привело к разочарованию и депрессии. Его последние годы прошли в уединении. Он принимал дома только близких друзей и старых коллег, читал, размышлял. Ведя громадную инженерную работу и научные исследования, В.Г. < Шухов > в свои 84 года еще без очков читал чертежи, интересовался всеми техническими новостями: от нефтепровода в Бирме до опытов радиотелеграфной связи между Америкой и Японией. Умер В.Г. < Шухов > из-за несчастного случая 2 февраля 1939 г. и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Политехническая деятельность Владимира Григорьевича < Шухова >, проявившаяся в талантливых инженерных разработках, относящихся к различным сферам, не имеет аналогов в мире. < Шухов > принадлежит к той плеяде отечественных инженеров, чьи изобретения и исследования намного опережали свое время и на десятилетия вперед изменяли направление развития научно-технического прогресса. И сейчас, по прошествии многих лет, можно сказать, что масштаб инженерных достижений В.Г. < Шухова > сопоставим с вкладом в науку М.В. Ломоносова, Д.И. Менделеева, И.В. Курчатова, С.П. Королева. Именно эти имена создавали авторитет и обеспечивали мировое признание российской науке. Уже при жизни современники называли В. Г. < Шухова > российским Эдисоном и первым инженером Российской империи.

В творчестве Владимира Григорьевича органично соединились интуитивное прозрение и фундаментальная научная эрудиция, художественный вкус и инженерная логика, трезвый расчет и глубокая духовность.

Вот неполная «азбука» изобретений < Шухова >. Но мало кто знает, к сожалению, что впервые это создано русским и в России!

* А — всем знакомые авиационные ангары;
* Б — баржи нефтеналивные, ботопорты (огромные гидротехнические затворы);
* В — воздушно-канатные дороги, столь популярные на горнолыжных курортах Австрии и Швейцарии; первые в мире висячие металлические перекрытия цехов и вокзалов; водонапорные башни; водопроводы в Москве, Тамбове, Киеве, Харькове, Воронеже;
* Г — газгольдеры (газохранилища);
* Д — доменные печи, высотные дымовые трубы из кирпича и металла;
* Ж — железнодорожные мосты через Енисей, Оку, Волгу и другие реки;
* 3 — землечерпалки;
* К — котлы паровые, кузнечные цехи, кессоны;
* М — мартеновские печи, мачты электропередач, меднолитейные цехи, мостовые краны, мины;
* Н — нефтяные насосы, позволившие добывать нефть с глубины 2-3 км, нефтеперегонные установки, первый в мире нефтепровод, длиной 11 км! Он был построен в Баку: «Балаханы — Черный город»;
* П — пакгаузы, специально оснащенные порты;
* Р — первые в мире цилиндрические радиобашни, в том числе всем известная — Шаболовская в Москве;
* Т — танкеры, трубопроводы;
* Ш — шпалопрокатные заводы;
* Э — элеваторы, в том числе «миллионники» в Саратове и Козлове.

Каждая «буква» включает множество вариантов и могла быть стать предметом национальной гордости любого народа.

У < Шухова > сотни изобретений, но запатентовал он только 15 из них — некогда было этим заниматься. И написал лишь 20 научных работ, потому что работал на практику, а жизнь постоянно подбрасывала ему задачи. Сегодня, когда за окном XXI век, для новых поколений российских инженеров и исследователей < Шухов был и остается инженером-загадкой и примером служения своему делу и Отечеству.

Комментариев нет:

Shukhov+Melnikov+Shevnin

Группы Google
Складной каркас сетчатой оболочки вращения. В.Г.Шухов, Н.П.Мельников
Перейти в эту группу

Архив блога