Пространственные и сетчатые конструкции, Вернадский, Шухов, Ладовский, Крутиков, Мельников, Савельев, Мухин, Шевнин, Shevnin, геномная архитектура

суббота, 15 марта 2008 г.

ВОЛНОВОЙ ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОД

П.П.Гаряев
Гурвич, Любищев и Беклемишев (20-е-40-е годы), через несколько десятилетий,
в Новосибирске А.Н.Мосолов (1980г.), а затем группа ученых из Института общей физики
АН (1984г.) с помощью световой и лазерной микроскопии обнаружили в клеточных ядрах
(хромосомах) нейронов некие вибрирующие (звучащие) сферические образования.
В последние десятилетия начали постепенно выявляться некоторые кризисные явления в
молекулярной биологии и биологии развития. После открытия структуры ДНК и детального
рассмотрения участия этой молекулы в генетических процессах основная проблема феномена
жизни и механизмы ее воспроизведения осталась в своей сути не раскрытой.
Отсюда ограниченность арсенала технических и биотехнических средств управления ростом и
развитием биосистем. Наметился явный разрыв между микроструктурой генетического кода и
макроструктурой биосистем. Даже открытие гомеобоксов ДНК, кардинально влияющих на
формообразовательные акты эмбриогенеза, лишь более ярко высветили то, о чем в свое
время предупреждал А. Г. Гурвич, считая, что нагрузка на гены слишком высока, и поэтому
необходимо ввести понятие биологического поля, как пространственно-временной разметочной
структуры, биологического поля, “... свойства которого... формально заимствованы... из
физических представлений” . Таким элементарным полем, по Гурвичу, будет являться “...
поле эквивалента хромосомы...”. И далее: “... хроматин сохраняет свою “активность”, т. е.
является носителем активного поля, только в неравновесном состоянии” .
Здесь видно предвидение лазерной накачки хромосом как типично неравновесного состояния,
полученного нами in vitro спустя 50 лет для ДНК и нуклеогистона.
Близкие идеи мы видим и у А. А. Любищева в его работе 1925 г.
“О природе наследственных факторов” . Он пишет: “Гены не являются ни живыми
существами, ни кусками хромосомы, ни молекулами автокаталитических ферментов,
ни радикалами, ни физической структурой, ни силой, вызываемой материальным носителем;
мы должны признать ген как нематериальную субстанцию, подобную
эмбриональному полю Гурвича, но потенциальную”.
И далее: “... взаимодействие наследственности и хромосом подобно отношению
материи и памяти по Бергсону... Гены в генотипе образуют не мозаику,
а гармоническое единство, подобное хору”

ДНК в состоянии жидкого кристалла может являться неким подобием антенны для
приема сигналов явно искусственного характера, резко отличного от штатных
акустических излучений ДНК. Этот факт, возможно фундаментального характера,
проявляется в том, что молекулы ДНК в режиме “приема”, длящегося не один час,
начинают вести себя аномальным образом, имитируя квази-разумное поведение на
уровне нелинейной динамики полимера, что регистрируется методом корреляционной
лазерной спектроскопии и прямым наблюдением за броуновским движением молекул.
Не исключено, что в этом выявляются высшие регуляторные волновые супергеносигналы,
предназначенные для стратегического управления организмами Земли.
Рассмотрение генетических структур как космических волновых антенн хорошо согласуется
с идеями Хозе Аргуэльеса относительно генетического кода. Он считает, что последний
описывает лишь часть общей картины жизни, и дополнением к нему является свет  лучистая
энергия. Это резонансная лучистая инфраструктура - световое тело - входит в диапазон
излучения, который управляется кодом Цолькина, гармонического модуля майя. Отслеживая
“источник” лучистой энергии, Аргуэльес приходит к мнению, что он является ядром нашей
Галактики. Излучаемые им спиральные потоки пульсаций вращаются в прямом и обратном
направлениях и представляют собой код, контролирующий самопередающее и самопреобразующее
свойства лучистой энергии. Описываемый гармоническим модулем майя галактический код
является первоисточником, пропитывающим и наполняющим жизнью код ДНК.
Совсем недавно нам удалось получить еще одно свидетельство в пользу существования
волновых генов. Был открыт феномен генерации широкополосного спектра радиополей в
диапазоне от килогерц до одного мегагерца молекулами ДНК in vitro в особых условиях.
Теперь о возможностях волнового (эпигенетического, супергенетического) уровня работы
хромосом и его реализации через технические устройства. В 1957г. в Китае исследователь
Дзян Каньджэн начал, а с 70-х г.г. в России продолжил супергенетические эксперименты,
которые перекликались с предвидениями Гурвича, Любищева и Беклемишева. С 60-х г.г. в
Новосибирске академиком В.П.Казначеевым и его школой начаты исследования, призванные
подтвердить идеи дистантных волновых знаковых межклеточных взаимодействий. Ими был
открыт так называемый зеркальный цитопатический эффект, когда культуры живых клеток
и тканей, герметично разделенных кварцевым стеклом, обмениваются волновой регуляторной
информацией, связанной с функциями генетического аппарата.
Реальные и достоверные эксперименты в области волновой генетики первым начал проводить
Дзян Каньджэн. Итоговые работы его известны . Прибор Дзян Каньджэна, дистантно
(десятки сантиметров) передающий “волновые гены” от донора к реципиенту, использует
собственные излучения биосистем-доноров, причем, как считает автор, только в
СВЧ-дипазоне электромагнитных полей. Авторское теоретическое обоснование эффектов,
полученных с помощью этой аппаратуры, нуждается в существенной доработке. Однако,
экспериментальные данные убедительны. Это “волновые гибриды” пшеницы и кукурузы,
земляного ореха и подсолнуха, огурца и дыни, утки и курицы, козы и кролика.
Полученные гибридами признаки передаются по наследству. Блестящий эмпирик Дзян Каньджэн
не объясняет тонкие механизмы открытых им эффектов, но это нисколько не умаляет
значимость результатов, суть которых в доказательстве реальности волновых генов.

Комментариев нет:

Shukhov+Melnikov+Shevnin

Группы Google
Складной каркас сетчатой оболочки вращения. В.Г.Шухов, Н.П.Мельников
Перейти в эту группу

Архив блога