Пространственные сетчатые конструкции и бионическая архитектура

воскресенье, 20 января 2008 г.

Развитие идей В.Г.Шухова.


“Его технические идеи принесли русской инженерной школе мировое признание и по сей день остаются актуальными."
Владимир Путин, Президент России

“Первый нефтепровод, насосы для перекачки нефти, первый трубопровод для транспортировки керосина и резервуары для хранения нефтепродуктов, первые наливные баржи, переработка нефти и создание крекинга – всё это В.Г. Шухов. Мы, по сути, разрабатываем его инженерные идеи, когда сегодня наращиваем добычу, прокладываем трубопроводы, строим танкерный флот, повышаем глубину переработки нефти.”
Вагит Алекперов, Президент нефтяной компании “Лукойл”

Владимир Григорьевич Шухов родился 16 (28) августа 1853 года в городке Грайворон Курской губернии. Его отец был директором местного филиала Петербургского государственного банка. Владимир окончил школу в Петербурге и в 1871 году поступил в Императорское московское техническое училище в Москве (ныне Московский государственный технический университет – МГТУ). Оно отличалось прогрессивной учебной программой и высоким уровнем преподавания, и прежде всего в области математики и механики. Кроме того, его особенностью была тесная связь теории с практикой, осуществлявшаяся помимо прочего в процессе основательного профессионального обучения в различных технологических мастерских. Знания, полученные в Императорском московском техническом училище (ИМТУ), стали для Шухова основой его будущих научных и практических работ. Всю свою дальнейшую жизнь он был связан с ИМТУ. Институтское «Политехническое общество» присвоило ему в 1903 году звание Почётного члена и опубликовало несколько его работ.

В 1876 году Шухов с отличием окончил ИМТУ, получив диплом инженера-механика. Уже тогда он обращал на себя внимание выдающимися способностями. По окончании учебы молодому специалисту было предложено место ассистента у знаменитого математика Пафнутия Чебышёва. Кроме того, руководство училища предложило ему сопровождать одного из преподавателей в поездке по Америке. Шухов отклонил предложение, связанное с научной карьерой, и принял участие в поездке, целью которой был сбор информации о последних технических достижениях США. Шухов побывал на Всемирной выставке в Филадельфии, где его привели в восторг многочисленные технические новинки. Шухов посетил также машиностроительные заводы в Питтсбурге и изучил организацию американского железнодорожного транспорта.

Вернувшись из Америки в Петербург, Шухов становится проектировщиком паровозных депо железнодорожного общества Варшава — Вена. Спустя два года (1878 г.) Шухов перешёл на работу в фирму инженера-предпринимателя Александа Бари, с которым познакомился во время поездки в США. Шухов переехал в Баку, где фирма Бари вела строительные и инженерные работы на нефтяных месторождениях. Здесь проявилась его удивительная творческая энергия. Шухов стал автором проекта и главным инженером строительства первого нефтепровода в России длиной в 10 км. Заказчиком был финансовый гигант — фирма «Братья Нобель». Второй нефтепровод он спроектировал в следующем году, а первый в мире трубопровод для предварительно подогретого мазута был построен им немного позже. Наряду с большими работами по проектированию и строительству упомянутых здесь и последующих нефтепроводов Шухову приходилось решать задачи, возникавшие при добыче, транспортировке и переработке нефти. Вся техника для добычи и переработки нефти была в то время крайне примитивной. Добытая нефть хранилась в открытых котлованах и транспортировалась в бочках на телегах и пароходами. Из нефти получали только керосин, используемый для освещения. Мазут и бензин в то время являлись промышленными отходами, получаемыми в процессе перегонки нефти в керосин. Мазут как топливо не использовался, ввиду отсутствия эффективной технологии его сжигания, и загрязнял окружающую среду, накапливаясь в многочисленных котлованах. Бензин, получавшийся в процессе производства керосина, просто улетучивался. Бензиновый двигатель был изобретен лишь в 1883 году. Территории нефтяных месторождений были отравлены нефтью и мазутом, просочившимися в почву из котлованов.

В 1878 году Шухов разработал оригинальную конструкцию цилиндрического металлического резервуара для хранения нефти. Через год нефть перестали хранить в котлованах. В 1879 году он запатентовал форсунку для сжигания мазута. После внедрения форсунки Шухова мазут стали использовать как топливо. Менделеев опубликовал изображение форсунки Шухова на обложке своей книги “Основы фабрично-заводской промышленности”(1897г.) и высоко оценил вклад Шухова в использование мазута, как топлива. В последующие годы были сделаны многочисленные новые разработки, в том числе созданы различные насосы для подъема нефти из скважин, изобретён эрлифт (газлифт), выполнено проектирование и строительство нефтеналивных судов и установок для дробной перегонки нефти. Была спроектирована первая в мире промышленная установка непрерывного термического крекинга нефти (патент Российской империи №12926 от 27 ноября 1891 года). Шухов стал автором и главным инженером проектов первых российских магистральных нефтепроводов: Баку-Батуми (883 км, 1907г.) и позднее Грозный-Туапсе (618 км, 1928г.). Таким образом, Шухов внес значительный вклад в развитие русской нефтяной промышленности.

В 1880 году Шухов стал главным инженером конструкторского бюро Бари в Москве. Было сооружено уже 130 нефтяных резервуаров, а к 1917 году их было построено свыше 20 тысяч. Это были первые экономичные металлические емкости такого рода вообще. Вместо применявшихся в то время в США и других странах тяжелых прямоугольных хранилищ Шухов разработал укладываемые на песчаную подушку цилиндрические резервуары с тонким днищем и ступенчатой толщиной стенок, благодаря чему резко сокращался расход материала. Этот принцип конструкции сохранился и до наших дней. Все резервуары соответствовали определенному стандарту, их оборудование было унифицировано. Позднее было налажено серийное производство аналогичных резервуаров для воды, кислот и спирта, а также строительство силосных элеваторов.

В дополнение к своему бюро Бари открывает в Москве завод по производству паровых котлов, а в скором времени возникают филиалы фирмы в крупнейших городах, так что фирма охватила своей деятельностью значительную территорию России. Шухов изобрел новый водотрубный котел в горизонтальном и вертикальном исполнении (патенты Российской империи № 15 434 и № 15 435 от 27 июня 1896 года). В 1900 году паровые котлы были отмечены высокой наградой — на Всемирной выставке в Париже Шухов получил золотую медаль. По патентам Шухова до и после революции были произведены тысячи паровых котлов.

Шухов примерно с 1885 г. начал строить первые русские танкеры (первый немецкий океанский танкер водоизмещением 3000 т был построен в 1886 г.). Шухов спроектировал нефтеналивные баржи, которые имели наиболее приспособленную для течений форму, а также очень длинную и плоскую конструкцию корпуса. Монтаж осуществлялся точно запланированными этапами с использованием стандартизированных секций на верфях в Царицыне (Волгоград) и Саратове.

Когда в 1886 г. в связи с созданием в Москве системы водопровода был объявлен конкурс, фирма Бари приняла в нем участие. Еще до этого Шухов, используя свой опыт в сооружении резервуаров и трубопроводов и применив новые модификации насосов, проложил водопровод в Тамбове. На основе обширных геологических исследований Шухов вместе со своими сотрудниками в течение трех лет составил проект новой системы водоснабжения Москвы.

С 1890 года Шухов занимается решением новых задач в строительном деле, не оставляя, однако, без внимания и другие исключительно разнообразные области своей деятельности. Фирма Бари приняла участие в создании сети российских железных дорог, начав с возведения мостов. Позднее было получено много других строительных заказов. В 1892 году Шухов построил свои первые железнодорожные мосты. В последующие годы по его проектам было сооружено 417 мостов на различных железнодорожных линиях. Чтобы справиться с таким объемом работ, организовать срочное проектирование и экономичное строительство, Шухов опять выбирает путь стандартизации. Многие из разработанных Шуховым методов производства и монтажа были впервые опробованы в мостостроении.

Одновременно со строительством мостов Шухов приступает к разработке конструкций перекрытий. При этом он преследовал цель найти системы конструкций, которые можно было бы изготовить и построить с минимальными затратами материала, труда и времени. Шухову удалось спроектировать и практически реализовать конструкции самых различных покрытий, отличающихся такой принципиальной новизной, что только этого ему было бы достаточно, чтобы занять особое, почетное место среди знаменитых инженеров-строителей того времени. До 1890 г. Шуховым были созданы исключительно легкие арочные конструкции с тонкими наклонными затяжками. И сегодня эти арки служат в качестве несущих элементов стеклянных сводов над крупнейшими московскими магазинами: ГУМом (бывшие Верхние торговые ряды) и Петровским пассажем.

В 1895 году Шухов подал заявку на получение патента по сетчатым покрытиям в виде оболочек. При этом имелись в виду сетки из полосовой и уголковой стали с ромбовидными ячейками. Из них изготавливались большепролетные легкие висячие покрытия и сетчатые своды. Разработка этих сетчатых покрытий ознаменовала собой создание совершенно нового типа несущей конструкции. Шухов впервые придал висячему покрытию законченную форму пространственной конструкции, которая была вновь использована лишь спустя десятилетия. Даже по сравнению с высокоразвитой к тому времени конструкцией металлических сводов его сетчатые своды, образованные только из одного типа стержневого элемента, представляли собой значительный шаг вперед. Христиан Шедлих в своем основополагающем исследовании металлических строительных конструкций XIX века в связи с этим отмечает следующее: “Конструкции Шухова завершают усилия инженеров XIX столетия в создании оригинальной металлической конструкции и одновременно указывают путь далеко в XX век. Они знаменуют собой значительный прогресс: опирающаяся на основные и вспомогательные элементы стержневая решетка традиционных для того времени пространственных ферм была заменена сетью равноценных конструктивных элементов” (Schadlich Ch., Das Eisen in der Architektur des 19.Jhdt., Habilitationsschrift, Weimar, 1967, S.104). После первых опытных построек (два сетчатых свода в 1890 г., висячее покрытие в 1894 г.) Шухов во время Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде в 1896 году впервые представил на суд общественности свои новые конструкции перекрытий. Фирма Бари построила в общей сложности восемь выставочных павильонов достаточно внушительных размеров. Четыре павильона были с висячими покрытиями, четыре других — с цилиндрическими сетчатыми сводами. Кроме того, один из залов с сетчатым висячим покрытием имел в центре висячее покрытие из тонкой жести (мембрану), чего никогда раньше в строительстве не применялось. Кроме этих павильонов были построены водонапорная башня, в которой Шухов перенес свою сетку на вертикальную решетчатую конструкцию гиперболоидной формы.

Сооружения получили широкий резонанс, даже в зарубежной прессе подробно сообщалось о шуховских конструкциях (“The Nijni-Novgorod exhibition: Water tower, room under construction, springing of 91 feet span”, The Engineer, London, 83, 1897, 19.3. – P. 292-294). Удивление вызывало высокое техническое совершенство сооружений. Сохранившиеся фотоснимки демонстрируют довольно неприметные по внешнему виду сооружения. Однако внутренние помещения под взметнувшейся ввысь сетью висячих перекрытий, под филигранными сетчатыми сводами различной длины выглядят исключительно эффектно. Откровенность, с которой демонстрируются металлические каркасные опоры и несущие конструкции, усиливает для сегодняшнего зрителя эстетическую привлекательность этой архитектуры. Поражает уверенность в обращении с новыми, необычными строительными формами, связанная со способностью создавать разнообразную просматривающуюся последовательность помещений с просветами, используя одинаковые строительные элементы. Впоследствии большинство выставочных сооружений были проданы. Успехом на выставке наверняка можно объяснить и то, что Шухов в последующие годы получил множество заказов на строительство фабричных цехов, железнодорожных крытых перронов и водонапорных башен. Кроме того, московские архитекторы все чаще стали привлекать его для проектирования строительных объектов. Сетчатые своды были использованы в целом ряде случаев как покрытия залов и цехов. В 1897 году Шухов построил для металлургического завода в Выксе цех с пространственно изогнутыми сетчатыми оболочками, что по сравнению с обычными сводами одинарной кривизны означало значительное конструктивное улучшение. Эта смелая конструкция перекрытия, ранний предшественник современных сетчатых оболочек, к счастью, сохранилась в маленьком провинциальном городке до сих пор.

Самый большой коммерческий успех имела выставленная в Нижнем Новгороде конструкция башни в форме гиперболоида. Это изобретение Шухов запатентовал незадолго до открытия выставки. Оболочка вращения гиперболоида явилась совершенно новой, никогда раньше не применявшейся строительной формой. Она позволила создать пространственно изогнутую сетчатую поверхность из прямых, наклонно установленных стержней. В итоге получилась легкая, жесткая конструкция башни, которую можно просто и изящно рассчитать и построить. Нижегородская водонапорная башня несла на высоте 25,60 м бак вместимостью 114 000 л для снабжения водой всей территории выставки. На баке находилась площадка для обозрения, на которую можно было подняться по винтовой лестнице внутри башни. Эта первая гиперболоидная башня осталась одним из самых красивых строительных сооружений Шухова. Она была продана богатому помещику Нечаеву-Мальцеву, который установил ее в своем поместье Полибино под Липецком. Башня стоит там и сегодня. Молниеносно выросший спрос на водонапорные башни вследствие ускоренной индустриализации принес фирме Бари множество заказов. По сравнению с обычными шуховская сетчатая башня в отношении техники строительства была удобнее и дешевле. Сотни водонапорных башен были строектированы и построены Шуховым по этому принципу. Большое количество башен привело к частичной типизации общей конструкции и ее отдельных элементов (резервуары, лестницы). Тем не менее эти серийно изготавливаемые башни демонстрируют поразительное разнообразие форм. Шухов с нескрываемым удовольствием использовал свойство гиперболоида принимать самые разные формы, например изменяя положение раскосов или диаметры верхнего и нижнего краев.

И каждая башня имела свой, отличный от других внешений вид и свою несущую способность. Сложная, в том числе и в конструктивном отношении, задача, заключающаяся в том, чтобы установить тяжелые баки на необходимой в каждом конкретном случае высоте, зрительно не подавив при этом предельно легкую конструкцию, всегда решалась с удивительным ощущением формы. Наибольшую высоту среди гиперболоидных башен такого типа имеет башня Аджигольского маяка — 68 метров. Это прекрасное сооружение сохранилось и находится в 80 километрах к юго-западу от Херсона.

Для Московского Главного почтамта, построенного в 1912 году, Шухов спроектировал стеклянное покрытие операционного зала с верхним светом. Он изобрел для этого горизонтальную (ровную) пространственную ферму, которую можно рассматривать как предшественницу разработанных в сороковых годах К.Ваксманом и М.Менгерингхаузеном пространственных ферм из бесшовных труб.

Шухов всегда находил время изучать русскую и зарубежную специальную литературу, поддерживать активный обмен мнениями с коллегами, а также предаваться своему страстному увлечению — фотографии.

С 1910 г. фирма Бари начала выполнять и военные заказы. Шухов и участвовал в разработке морских мин, платформ для тяжелых орудий и батопортов морских доков.

Последней значительной работой, выполненной Шуховым до революции, был дебаркадер Киевского (тогда Брянского) вокзала в Москве (1912—1917 гг., ширина пролета — 48 м, высота — 30 м, длина — 230 м). Проект всего вокзального сооружения принадлежал Ивану Рербергу. Шухов использовал исключительно рациональную технику монтажа. Весь процесс монтажа был зафиксирован в фотодокументации. Аналогичный проект Шухова для трехпролётного покрытия над путями и перекрытия пассажирского зала Казанского вокзала (арх. А. Щусев, 1913—1926 гг.) остался неосуществленным.

После революции 1917 г. положение в России кардинально изменилось. Бари эмигрировали в Америку. Фирма и завод были национализированы, рабочие избрали главного инженера Шухова руководителем фирмы. В возрасте 61 года Шухов оказался совершенно в новой ситуации. Строительная контора Бари была преобразована в организацию «Стальмост» (в настоящее время это научно-исследовательский проектный институт “ЦНИИ Проектстальконструкция”). Завод паровых котлов Бари переименовали в “Парострой” (ныне его территория и сохранившиеся конструкции Шухова входят в состав завода “Динамо”). В 1917—1918 гг. были построены и изготовлены различного рода резервуары, перекрытия, мостовые конструкции, буровые скважины и трубопроводы, гиперболоидные водонапорные башни, газгольдеры, опоры магистральных трубопроводов, краны и многое другое.

Один из самых главных строительных заказов Шухов получил вскоре после образования Советской России: сооружение башни для радиостанции на Шаболовке в Москве. Уже в феврале 1919 года Шухов представил первоначальный проект и расчет башни высотой 350 метров. Однако для такой высокой конструкции в стране не было необходимого количества металла. В июле того же года Ленин подписал Постановление Совета рабоче-крестьянской обороны, в котором было предусмотрено строительство уменьшенного, 150-метрового варианта этой башни. Ленин позаботился о том, чтобы из запасов военного ведомства был выдан требуемый металл. Уже поздней осенью 1919 года начались строительные работы.

Башня явилась дальнейшей модификацией сетчатых гиперболоидных конструкций и состояла из шести блоков соответствующей формы. Этот тип конструкции позволил осуществить строительство башни оригинальным, удивительно простым «телескопическим» методом монтажа. Внутри нижней опорной секции башни на земле монтировались элементы последующих блоков. С помощью пяти простых деревянных кранов, которые в процессе строительства башни всегда находились на верхней секции, блоки один за другим поднимались наверх. В середине марта 1922 года башня радиостанции была сдана в эксплуатацию. Эта невероятно легкая, ажурная башня с деталями, подкупающими своей простотой и своеобразной формой, является образцом блестящей конструкции и верхом строительного искусства.

Сооружение башни Шухова вызывало всеобщий восторг. Алексей Толстой, вдохновленный строительством башни, создаёт роман “Гиперболоид инженера Гарина”(1926г.).

Девять лет спустя Шухов превзошел эту башенную конструкцию, построив три пары сетчатых многоярусных гиперболоидных опор перехода через Оку ЛЭП НИГРЭС под Нижним Новгородом. Их высота была 20, 69 и 128 метров, длина перехода - 1800 метров. И хотя опоры должны были выдерживать вес многотонных электропроводов с учетом намерзания льда, их конструкция еще более легкая и элегантная, а ступенчатое изменение сетчатых структур снизу вверх следует определенным правилам. Этот значительный памятник технической мысли сооружен на реке Оке в стороне от главных магистралей.

В 1924 г. одна американская делегация, посетив Москву, нанесла визит Шухову. За несколько лет до этого визита американская фирма “Синклер Ойл” опротестовала единоличное право, присвоенное рокфеллеровским концерном “Страндарт Ойл”, на открытие крекинга нефти. Она указывала на то, что используемый концерном “Стандарт Ойл” патент американского инженера Бартона является видоизмененным патентом Шухова. Делегация приехала, чтобы проверить это утверждение. Шухов доказал американцам, что метод Бартона в действительности есть лишь незначительно измененная модификация его патентов 1891 года. В связи с этим в Америке началась длинная цепь судебных процессов. В конце концов она закончилась заключением мирового соглашения между американскими фирмами, чтобы избежать необходимости покупать патент у молодого Советского государства.

В возрасте 79 лет Шухов стал свидетелем осуществления разработанного им еще в молодости проекта полной переработки нефти. В его присутствии в Баку в 1932 году был пущен в эксплуатацию завод “Советский крекинг”. В первые недели ее работы Шухов сам следил за ходом производства.

В эти годы Шухов принимал активное участие в научной и политической жизни советской республики. С 1918 года он был членом Государственного комитета нефтяной промышленности, а в 1927 году стал членом советского правительства. В 1928 году Шухов был избран членом-корреспондентом Российской Академии наук, а в 1929 г. стал почетным членом АН СССР. В том же году он становится членом Московского городского совета. В последние годы жизни Владимир Григорьевич вел уединенный образ жизни и принимал только друзей и старых товарищей по работе. В феврале 1939 году Шухов умер и был похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Последней работой Шухова в области строительной техники стало сохранение архитектурного памятника. Минарет знаменитого медресе Улугбека в Самарканде, сооружение которого относится к XV в., накренился после землетрясения, так что создалась угроза его падения. Шухов представил необычный проект. С его помощью башня на своеобразном коромысле конструкции Шухова была выправлена и выведена в состояние равновесия. Эта тяжелая работа была успешно выполнена не только по проекту Шухова, но и под его руководством. Остается лишь пожелать, чтобы сооружения выдающегося инженера восстанавливали и сохраняли с такой же тщательностью и с таким же умением.

Профессор, доктор Райнер Грефе
Директор Института строительной истории
и охраны памятников архитектуры при Университете Инсбрука, Австрия
Перевод Оттмара Перчи. “Жизнь и творчество В.Г. Шухова”, в сокращении.
“Vladimir G. Suchov 1853-1939. Die Kunst der sparsamen Konstruktion.”, Rainer Graefe, Ph.D., und andere, 192 S., Deutsche Verlags-Anstalt, Stuttgart, 1990.

На родине же творческое наследие Шухова, не смотря на его современность и актуальность, по существу забыто.

Русская техническая мысль "внесла в летопись мировых достижений принципиальные изобретения... Русские инженеры, быстро встав на ноги, заняли достойное место среди ведущих специалистов Европы", - так оценил итоги Всероссийской художественной промышленной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде старейший английский журнал "The Engineer". А четыре года спустя, в 1900 году экспертная комиссия Всемирной выставки в Париже удостоверяла.. "Во главе современного инженерного дела идут Германия, Франция и Россия".

Огромная заслуга в этом принадлежала Владимиру Григорьевичу Шухову, "первому инженеру Российской империи", определившему своим трудами развитие нефтяного дела, теплотехники, строительных конструкций. Его идеи и проекты, в большинстве своём не имели аналогов ни в отечественной, ни в зарубежной практике, намного предвосхищали свое время - достаточно назвать лишь два из них: крекинг - процесс переработки нефти, позволивший в промышленном масштабе получать высококачественный бензин (1890), и висячие тонкостенное перекрытие — мембрану, открывшее новую эру в развитии строительного искусства (1895).

А ещё В.Г. Шухов — изобретатель сетчатых покрытий и первых русских газгольдеров, оригинальных типов насосов (шнурового инерционного поршневого с гибкой штангой, Эрлифта) и вращающейся сцены МХАТа, первых металлических нефтеналивных барж и цилиндрических резервуаров для нефти, спирта, масла, кислот, в неизменном виде существующих уже более 100лет.

Именно он перекрыл изящными и лёгкими конструкциями пассажи Верхних торговых рядов и "Петровских линий" в Москве, спроектировал стеклянные купола гостиницы "Метрополь" и главного столичного почтамта, дебаркадер Брянского (ныне Киевского) вокзала и перекрытия Волковского театра в Ярославле, водоснабжение Москвы и Тамбова, проложил в окрестностях Баку первый русский нефтепровод для фирмы "Бр. Нобел" и построил по всей стране не одну сотню промышленных цехов, железнодорожных мастерских, мостов и водонапорных башен.

Классическими стали его теоретические труды; значительный вклад внес он в дело реставрации архитектурных памятников. Повсюду этот "блестящий инженер", по словам его великого учителя И.Е. Жуковского, “вносил тонкое научное исследование и оригинальность мысли". Широкому же кругу наших современников он известен, главным образом, как создатель радиобашни на Шаболовке в Москве.

Шуховская башня
Шуховская башня — это сетчатая башенная конструкция, образованная пересекающимися прямолинейными стержнями по поверхности однополостного гиперболоида. В 1896году Шуховым была построена такая башня на всероссийской художественно промышленной выставке в Нижнем Новгороде. Вскоре шуховские башни получили широкое распространение. Около200 стальных сооружений такой системы было построена в качестве водонапорных башен, морских маяков радио-башен, пожарных, и сигнальных, башен.

Достоинство Шуховской башни, обусловившие широкое распространение их в прошлом заключается в том, что конструкция красивой криволинейной формы собирается в основном из прямолинейных стержней, легко перевозимых и обрабатываемых в современном строительстве. В Шуховской башне конструкции отвечают требованиям индустриального изготовления обладает хорошей обтекаемостью для ветра, а следовательно, и более лёгкие. Однако и теперь конструкция Шухова с успехом применяется в нескольких случаях.

Пора взросления
Творческий склад натуры и выдающиеся личные качества В.Г. Шухов во многом унаследовал от родителей. Очень яркой и сильной личностью была его мать, Вера Капитоновна, обладающая колоссальной энергией, волей и даже даром ясновиденья (так она предсказывала ужасную гибель Владимира Григорьевича от огня). Высокое духовное начало в жизнь семьи вносил отец, Григорий Петрович. Природный ум, эрудиция, благородство и широта взглядов привлекали к нему многих выдающихся людей; его другом был например хирург Н.И. Пирогов. Служил Шухов по министерству финансов, позднее был членом попечительского совета и управляющим Александрийско-Мариинского института в Варшаве.

Шухов родился 28го августа 1853года в городе Грайвороне (Белгородская область) и здесь же, в Курской губернии, в родовом имении, прошло его детство. По окончании в 1871году Петербургской гимназии, он поступил в Императорское московское техническое училище, одно из лучших учебных заведений своего времени, где преподавали замечательные ученные Н.Е. Жуковский, Ф.Е. Орлов, Архипов, Д.Н. Лебедев и др. Еще будучи студентом, Шухов сделал своё первое изобретение, имевшее в эпоху пара исключительное значение и высоко оценённое Д.И.Менделевым: “разработал остроумную и очень простую конструкцию паровой форсунки для сжигания жидкого топлива”.

В 1876году Владимир Григорьевич окончил курс ИМТУ со званием инженера — механика и золотой медалью. Педагогическим советом ему было предложено остаться в училище и начать подготовку к профессорской деятельности. Одновременно знаменитый математик П.Л. Чебышев пригласил его к себе в качестве сотрудника. Однако от обоих этих лестных предложений Шухов отказался, навсегда избрав своим поприщем практическую деятельность инженера. Вернувшись из годичной командировки из США, которую он получил как лучший выпускник училища, он поселился в Петербурге и поступил на службу в проектное бюро управления Варшавско — Венской железной дороги. В то же время, предчувствие возможности, которые конструктору может открыть биология, Владимир Григорьевич стал вольнослушателем Военно — медицинской академии.

Служебная карьера
Новый этап в жизни В.Г.Шухова начался с возвращением в Россию его американского знакомого предпринимателя А.В. Бари, основавшего в Москве в 1880году "Строительную контору", в которой Владимир Григорьевич занял должность технического директора и главного инженера, по существу став душою всего предприятия. "С большим волнением я вспоминаю свою жизнь, проведённую около В.Г. Шухова", - рассказывал А.П. Баланкин, проработавший в конторе более 40лет и бывший главным производителем работ на строительстве Шаболовской башни. "Каждый день, час, каждая минута были полны счастья, интереса открытий ... я не успевал укладывать в свою голову всё увиденное и услышанное. А он этот мыслитель, всем щедро дарил, щедро сыпал, как из рога изобилия, всё новое и новое, одно интересней и гениальней другого". По свидетельству сотрудников, все расчёты своих уникальных конструкций В.Г. Шухов делал только лично сам. Оперировал он при этом с приближёнными круглыми цифрами, но потом обязательно вносил поправку делавшую результат точным и безошибочным. Ни арифмометром, ни счётами, ни логарифмической линейкой он не пользовался.

Быть в курсе мировых технических достижений Владимиру Григорьевичу помогало его обширная библиотека, содержавшая книги и периодические издания почти на всех европейских языках. При всей сосредоточенности на главном для него инженерном творчестве Шухов никогда не был односторонним, узким специалистом. "Не мыслю инженера вне культуры, - говорил он сотрудникам — не приобщившись к Пушкину, Толстому, Чайковскому нельзя достичь ничего".Разнообразны были и его научные интересы. С ранней юности В.Г. Шухов увлекался астрономией, прекрасно знал растительный и животный мир, химию, физику, геологию. "Самый необходимой наукой" считал историю и по словам современников, обладал способностью задолго предвидеть исторические события и их последствия. Владимир Григорьевич был по собственному выражению "человеком жизни". Он любил спорт, играл в шахматы, обожал музыку, занимался столярным и токарным делом. Всю жизнь его спутником был фотоаппарат.

Личная жизнь
В 1894году В.Г.Шухов женился на дочери железнодорожного врача Анне Николаевне Мединценой по линии матери происходившей из старинного рода Ахматовых. В семье было 5 детей: Ксения, Сергей, Фабий, Вера и Владимир. И хотя Владимир Григорьевич не мог уделять своим близким много времени, каждую свободную минуту он старался проводить с ними.

Познакомившись с ним 1929году, Н.С. Кудинова так описала его: "Владимир Григорьевич человек среднего роста, худощавый с удивительно ясными и чистыми голубыми глазами. Не смотря на возраст (ему было 76лет), он всегда подтянут и безукоризненно опрятен ... А какая в нём бездна обаяния, юмора, какая во всём глубина!" Чувство собственного достоинства он больше всего ценил в людях. Совершенно на равных, ничем не выдавая своего превосходства, никогда никому не приказывал и ни на кого не повышал голос. По рассказам С.В. Шухова "и с прислугой и с дворником был безукоризненно вежлив в обращении".

В.Г. Шухов мечтал, чтобы русский народ жил свободно, осмысленно; страдал от его униженности, от недостатка у него культуры. Именно этим чувством проникнута книга "Путь к Цусиме" (м 1907год), которую В.Г. Шухов писал с соавтором профессором ИМТУ П.К.Худяковым. Прошло несколько лет, и разразилась Первая мировая война. Сыновья Шухова окончив военное училище, ушли на флот. Жена и дочери работали в госпиталях. Сам же он поспешил на помощь своей стране как инженер.

В 1914-1917г. В.Г. Шуховым были изобретены и разработаны шикарные конструкции платформ для тяжёлых артиллерийских орудий батопортов, бон для пришвартовывания подводных лодок, более 40 типов подводных мин. Во многом имея ввиду его труды: адмирал А.В. Колчаков говорил "минное дело стояло у нас быть может выше, чем где бы то ни было. К нам приезжали учиться...".

После октябрьского переворота В.Г.Шухов, несмотря на настойчивые приглашения из-за рубежа, остался в России. Не хватало: металла, техники, квалифицированных рабочих, даже чертежных инструментов. Были арестованы ни в чем не повинные сотрудники, репрессирован был и приемный сын В.Г.Шухова, человек, которому он дал образование, свою ласку и любовь. Да и сам Владимир Григорьевич был приговорён к условному расстрелу. Сгорела его библиотека, отнят дом на смоленском бульваре.

И всё-таки для Владимира Григорьевича осталось творчество. В 1919г. он проектирует самое высокое тогда сооружение в мире 350-метровую гиперболоидную сетчатую радиобашню (высота Эйфелевой башни 305м), которую пришлось "урезать" до 160 м, из-за отсутствия металла в разорённой стране, он востонавливает мосты, строит цеха завод-гигантов и предлагает не имеющий аналогов способ выпрямления минарета Улугбека в Самарканде...

В 1928г. его избирают членом-корреспондентом Академии наук СССР, а через год её почётным членом. К прежним высшим наградам, полученным на Всероссийской выставки в 1896г. и всемирной выставки 1900г., прибавляются новые — звания Героя Труда и звание заслуженного деятеля науки и техники.

Международное значение изобретений Шухова. Вся деятельность В.Г. Шухова была направлена на поиск простых, изящных и экономический оптимальных решений. "Всё гениальное просто", - это определение как нельзя лучше характеризует его творчество. Ещё при жизни В.Г.Шухова многие его изобретения позаимствовали за рубежом, конечно, без всякого соблюдения авторских прав. Так появились: в Японии - паровой котёл инженера Микки, почти полностью копирующий Шуховский, в Америке— крекинг — установке Кларка, Доббса, Бортона и др., так появились сетчатые мачты на кораблях военного флота США и многое другое.

Гибель Владимира Григорьевича. 2 февраля 1939года в Москве на 86-м году жизни от пламени опрокинутой свечи, он получил тяжелейшие ожоги и в страшных мучениях скончался. Похоронен на Новодевичьем кладбище. На родине же творческое наследие Шухова, не смотря на его современность и актуальность, по существу забыто. Многие Шуховские сооружения разрушены. Впрочем, есть и отрадные факты: в 1991году была учреждена медаль имени В.Г.Шухова, которой на международном уровне награждаются выдающиеся достижения в области инженерного искусство. В Грайвороне имя замечательного земляка присвоено одной из улиц. В Белгороде возле Технологической Академии этому прекрасному и выдающемуся инженеру стоит памятник.

Создатель гиперболоидной башни на Шаболовке стал прообразом инженера Гарина

Духовный мир инженера. Vebra2007.ru
Professor.

Каждый очередной показ фильма о грозном изобретении дерзкого героя Алексея Толстого подогревает интерес к поколению талантливых инженеров-энциклопедистов конца XIX — начала XX века, самым ярким из которых был изобретатель-универсал Владимир Шухов.

«ПРИХОЖУ я однажды раньше обычного в свой кабинет, — вспоминает он, — и вижу: моя ивовая корзинка для бумаг перевернута вверх дном, а на ней стоит довольно тяжелый горшок с фикусом. И так, знаете, ясно встала передо мной конструкция башни-гиперболоида. Уж очень выразительно на этой корзине было показано образование кривой поверхности из прямых прутьев.
— Маша, — спрашиваю домработницу, — а ты не провалишь ли легкую корзинку такой тяжестью?
— Эта корзинка и не такое выдержит, — уверенно ответила она».
Так плетеная корзинка для бумаг, подобно яблоку Ньютона и ванне Архимеда, придала нужное направление полету творческой мысли изобретателя. Остальное довершили его обширнейшие инженерные познания.
Владимир Шухов был убежден, что создание грандиозных построек с применением простейших методов — это искусство, уходящее корнями во времена строительства египетских пирамид. В самом деле, созданные им конструкции не уступают великим творениям древнего гения. Заглядывая в будущее, он предсказывал появление легких, но прочных металлических сооружений.
Талантливый изобретатель значительно опередил инженерную мысль своего времени. Количество созданных им шедевров потрясает воображение. Говорят, его друзья даже как-то составили «азбуку Шухова», в которой каждой букве соответствовало определенное открытие или изобретение. Под буквой А здесь значились ангары, Б — баржи нефтеналивные, В — водонапорные башни, Г — газохранилища, Д — доменные печи, Ж — железнодорожные мосты и т. д. По чертежам Шухова созданы паровые котлы, нефтеперегонные установки, трубопроводы и резервуары для хранения нефти, арочные перекрытия цехов и других высоких помещений (например, киевского вокзала и московского ГУМа), хлебные элеваторы, трамвайные парки, маяки, заводы-холодильники, дебаркадеры, мины.
Каждый удачный инженерный проект Шухов приравнивал к произведению искусства. Не зря почитатели его таланта сравнивали его экспозиции на зарубежных выставках с русскими сезонами Дягилева в Париже. «В наше время, — говорил изобретатель, — инженер не может достичь успеха, если он не отшлифован Пушкиным, Чайковским, Репиным». Это отношение к проектированию, как к искусству, а не ремеслу, сблизило инженера со многими деятелями искусства. Он дружил с Максимом Горьким, часто посещал Художественный театр, где блистала любимая им женщина Ольга Книппер, и даже сконструировал для театра крутящуюся сцену. Впрочем, этот роман длился недолго. «После постройки добротного здания леса убирают», — с горькой иронией заметил он, получив решительную отставку, но тут же попал в очередные сети и вскоре женился на подруге актрисы Анне Медынцевой. Жизнь с ней сложилась не слишком удачно, но одержимость творчеством помогала ему не пасть духом. К тому же он обладал обостренным чувством юмора. Друзья инженера рассказывали, как он, спроектировав для богатого нефтепромышленника Шамси Асадулаева нефтеналивные баржи, предложил ему испытать одну из них, наполнив вином и пустив в пробный рейс по Волге. Тот многодневный кутеж сотрудников проектного отдела во главе с Шуховым на барже стал легендой.
Инженер был увлекающейся натурой и часто менял хобби. Его видели то стреляющим из лука, то метающим бумеранг. В одной из частных коллекций до наших дней сохранились собственноручно выточенные Шуховым шахматы. (Форма ладей, кстати, имеет ярко выраженное сходство с силуэтами водонапорных башен, созданных по его чертежам.) Но самой большой страстью изобретателя был велосипедный спорт, считавшийся тогда в России экстравагантной новинкой.
В 1887 году в Александровском манеже проводились велосипедные соревнования для всех желающих. Сначала непривычное зрелище вызывало у публики смешки, однако азарт велогонщиков вскоре передался толпе, и с трибун полетели одобрительные возгласы. «Рыжий, поддай!» — дружно скандировала дюжина зрителей, стихийно сформировавшись в группу поддержки гонщика с рыжей бородкой клинышком, резво оторвавшегося от соперников. Эта самая группа радостно взревела, когда их подопечный пришел к финишу первым. А когда «рыжий» оказался известным московским инженером Владимиром Шуховым — смущенно притихла.
Прочный и цельный внутренний мир инженера-художника не смогла разрушить даже Октябрьская революция. Он отреагировал на смену власти подобно Архимеду, просившему завоевателей только об одном — не трогать его чертежи. «Оставьте мне мои тетради с формулами, и я буду работать», — без затей заявил он. Советская власть не замедлила воспользоваться его талантом и опытом, не забыв, впрочем, подчеркнуть, что ему оказана высокая честь участвовать в социалистическом строительстве. Впрочем, это демонстративное доверие не избавило сына Шухова от ареста, а его самого — от выселения из квартиры на Новинском бульваре.
В советское время Шухов еще многое успел. На его счету — Магнитогорский, Кузнецкий и Запорожский металлургические комбинаты, несколько нефтепроводов, московская гиперболоидная башня на Шаболовке (148,2 м). Конец карьере инженера положил его отказ возглавить проектное бюро института «Стальмост». Мотивов своего решения он не излагал. Только сказал бывшим сотрудникам загадочную фразу: «И в музеях у каждого из нас есть любимые экспонаты».

ШУХОВ, ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ (1853–1939), русский, советский инженер-механик.

ШУХОВ, ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ (1853–1939), русский, советский инженер-механик.

Родился в 26 августа 1853 в городе Грайвороне Курской губернии (ныне в Белгородской области) в дворянской семье. Детские годы провел в родовом имении матери Пожидаевке. Способности к конструированию проявлял с детства. В 1871 после окончания с отличием в 1871 гимназии в Санкт-Петербурге блестяще сдал вступительные экзамены в Императорское Московское техническое училище (ныне МВТУ имени Н. Э. Баумана), получив право учиться на казенный счет. Еще будучи студентом сделал свое первое изобретение – форсунку для сжигания жидкого топлива (получившую высокую оценку Д.И.Менделеева и выпускавшуюся тысячами экземпляров задолго до сопла Лаваля).

В 1876 закончил училище с золотой медалью. Отклонив предложения остаться в училище для подготовки к профессорскому званию или поступить ассистентом к профессору училища П.Л.Чебышеву, избрал практическую деятельность инженера-проектировщика. Решением педагогического совета «в числе трех техников, окончивших с успехом курс» вместе с группой профессоров был командирован на Филадельфийскую Всемирную выставку, где в течение года знакомился с развивающейся промышленностью Америки. В Филадельфии получил выгодные условия для работы от фирмы А.В.Бари (строившей павильоны для выставки), но отклонил его и возвратился на родину.

В России в конце 1870-х интенсивно развивались многие отрасли производства: металлургия, машиностроение горное и нефтяное дело. Это открывало широкие возможности для деятельности отечественных инженеров. Шухов начал работать в Петербурге начальником чертежного бюро Варшавско-Венской железной дороги. Здесь он изобрел оригинальную конструкцию для оборудования кессонов.

В 1878 Шухов принял предложение приехавшего из Америки А.Бари руководить отделением строительной технической конторы в Баку и взялся за решение комплекса сложных научно-технических проблем нефтяной промышленности – от проектирования технических средств добычи нефти до создания нефтепроводов для транспортировки нефти с Апшеронского полуострова по Волге и ее притокам. Он проектировал и затем руководил работами по постройке в России нефтепроводов фирм «Бр. Нобель», «Лианозов и К°» (1880) и первого в мире мазутопровода с подогревом. Первым в России стал его нефтепровод Балаханы – Черный Город (Баку) длиной около 11 км, который оказался родоначальником сети стальных подземных магистралей в России.

В Баку Шухов занимался вопросами проектирования нефтяной техники. Для подъема нефти из скважин он создал конструкцию шнурового насоса непрерывного действия и ряд других конструкций насосов для подъема и перекачки нефтепродуктов, разработал методы их расчета, предложил метод подъема нефти с помощью сжатого воздуха (эрлифт).

В 1880 техническая контора Бари переехала из Петербурга в Москву, Шухов стал ее главным инженером и создал проектно-конструкторское бюро и монтажную группу но сборке металлических конструкций. В то время в промышленности возникла необходимость в простых рациональных конструкциях для хранения и перевозки нефти. Уже в Баку Шухов впервые ввел в практику цилиндрические резервуары уменьшенного веса с переменной толщиной стен и облегченным, фундаментом (взамен применявшихся в США тяжелых резервуаров, квадратных в плане). Конструкторское бюро конторы приступило к разработке типовых проектов резервуаров этого типа, у которых вес на тонну емкости на 25–30% меньше американских, и нефтеналивных металлических судов (барж грузоподъемностью до 2000 т) и другого оборудования.

В основу проектных решений различных сооружений лег рациональный метод расчета, разработанный Шуховым с учетом важнейших инженерных принципов проектирования – рентабельности и технической рациональности. В результате углубленных исследований в 1883 в журнале «Инженер» появилась статья Шухова Механические сооружения нефтяной промышленности, в которой был представлен новый метод расчета цилиндрических резервуаров.

Рассмотрев расчетную схему днища резервуара как схем балки, лежащей на упругом основании, Шухов решил заменить массивный фундамент на «гибкий лист, закрепленный по краям, лежащий на сплошном упругом основании, например на песке». Для решения этой частной задачи изгиба он впервые (в 1903) воспользовался часто применяемым теперь в строительной механике дифференциальным уравнением четвертого порядка для описания изогнутой оси балки, общий способ интегрирования этого уравнения предложил еще Л.Эйлер. Позднее, рассматривая речные нефтеналивные суда как плавающую балку, он также использовал это уравнение. Важные выводы этих исследований привели к возможности строительства (на верфи в Саратове) судов длиной до 170 м.

Важный вклад Шухов внес и в развитие нефтяной гидравлики и по праву считается ее основоположником.

В статье Нефтепроводы (1884) и в книге Трубопроводы и их применение в нефтяной промышленности (1894) Шухов предложил точные математические формулы для описания процессов протекания по трубопроводам нефти, мазута, создав классическую теорию нефтепроводов. Для удобства использования этих исследований на практике он составил таблицы экономичных значений скорости движения жидкостей по трубам, а также толщины стенок труб в различных условиях перекачки. Работу над теорией нефтепроводов Шухов начал задолго до опубликования исследований по определению зависимостей характера жидкостей и их физических свойств от сопротивления движению по трубам.

Этим исследованиям предшествовала его деятельность в области гидравлики воды, теоретические и практические результаты которой, полученные при проектировании системы водоснабжения г. Москвы, были им сформулированы в работе 1891. По проектам Шухова были построены водопроводы в городах Тамбове (1883), частично в Москве (1911), Воронеже, Киеве, Николаеве (1907), Харькове и других городах и на многих станциях железных дорог.

В период нефтяного бума в России в 1880–1890-е перегонка нефти была еще очень несовершенной. Теория расщепления нефти в весьма общем виде была разработана в трудах Д.И.Менделеева и других русских ученых, однако выход керосина и бензина на действовавших установках был крайне мал.

Столкнувшись с почти неизвестной ему технологией переработки нефти, Шухов в 1886 совместно с Ф.Инчиком и позднее с С.Гавриловым создал аппараты для непрерывной переработки нефти и ее тяжелых фракций (мазутов) с разложением – крекинг. Ранее известный процесс крекинга нефти был им доведен до стадии создания промышленной установки. Однако в последнем десятилетии 19 в. автомобилей было еще мало и осваивать большое количество бензина не было необходимости, поэтому установка Шухова более 20 лет не находила применения. В таких случаях обычно говорят, что ученый обогнал свое время.

С началом первой мировой войны выявилось важное значение бензина для военных нужд. Промышленники США и других стран начали интенсивные поиски способов получения бензина, был объявлен конкурс с крупными премиями. Никого из правительства и промышленников России этот вопрос не заинтересовал, хотя Шухов с 1890 имел привилегию (патент) на получение бензина, которую позднее использовали американцы.

В 1922 в Москву прибыла авторитетная делегация американских инженеров фирмы «Стандарт ойл компани», чтобы получить информацию о крекинге нефти, изобретенном Шуховым. Ученый, сравнив свой патент 1891 с американскими патентами 1912–1916, в том числе с наиболее распространенным в промышленности патентом Бортона, показал, что все эти нефтеперегонные установки повторяют его патент и не являются оригинальными.

Академики П.П.Лазарев и А.Н.Крылов справедливо назвали Шухова первым и истинным изобретателем крекинг-процесса. К нефтеперегонным установкам ученый возвратился еще раз в 30-х 20 в., когда совместно с М.А.Капелюшниковым проектировал и строил завод «Советский крекинг».

В 1886–1910 особое внимание Шухов уделял конструированию паровой техники.

В первые годы работы в Москве контора Бари монтировала паровые котлы американской фирмы «Бабкок – Вилькокс». Шухов тщательно изучил их и создал опытные экземпляры конструкции горизонтальных «трубчатых паровых котлов», получив привилегию (1896), после чего они начали выпускаться серийно: ежегодно помногу тысяч штук. На Всемирной выставке в Париже в 1900 за этот паровой котел Шухов был награжден Большой золотой медалью. С 1892 в России начал серийно выпускаться другой тип котла конструкции Шухова – вертикальный трубчатый. В 1910 им была предложена заявка на «водотрубный котел системы Шухова.

В последнее десятилетие 20 в. техническая контора начала разработку конструкции металлических стропил для зданий различного назначения. Для Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 в Нижнем Новгороде Шухову предложили построить комплекс павильонов. Применявшиеся в то время формы строительных конструкций – традиционные фермы, своды, арки – не соответствовали представлениям Шухова о современных требованиях. Он применил совершенно новые конструктивные формы. Оригинальные сетчатые и сводчатые металлические конструкции покрытий четырех павильонов Шухова (перекрытие круглого павильона диаметром 68 м: верхнее кольцо диаметром 25 м из листовой стали и боковая сетчатая поверхность с ромбической формы плитами в ячейках сетки), водонапорная башня (в форме гиперболоида) со смотровой площадкой на высоте 30 м, а также его паровые котлы и резервуары привлекали на Нижегородской выставке всеобщее внимание.

Теоретические исследования Шухова в области строительной механики покрытий были обобщены в труде Стропила: изыскание рациональных типов прямолинейных строительных ферм и теория арочных ферм (1897) и ряде статей 1902–1903. Он показал нерациональность применения плоских покрытий из ферм и предложил новый тип – сетчатые покрытия и сетчатые своды двоякой кривизны. У всех конструкций была запоминающаяся геометрическая форма, сказалось влияние учителя Шухова – Н.Е.Жуковского. Здания нового типа были построены Шуховым в Москве, Петербурге, Выксе, Майкопе, в Севастопольском и Кронштадском портах и других местах. На чугуноплавильном заводе в Выксе впервые реализовано (1897) сетчатое покрытие двоякой кривизны в форме паруса, наполненного ветром. Для бензиновых резервуаров в Майкопе была построена висячая сетчатая крыша – фрагмент гиперболического параболоида (1880–1882). Особенно ярко проявление инженерного творчества Шухова видно в московских зданиях с великолепными формами перекрытий: корпус завода «Динамо», Музей изобразительных искусств (вместе с системой отопления музея) (1898 –1 912), дебаркадер Киевского (1912 –1917) и покрытие Казанского вокзалов, Верхние торговые ряды (ГУМ) (1889 –1894), магазин «Мюр и Мерилиз» (ЦУМ) (1906 –1908), Петровский пассаж (1903 –1906), городской конно-железный парк (Миусский трамвайный парк) (1908), ресторан «Метрополь» (1905), Московский почтамт (1911 –1912). В сводах ГУМа был использован метод предварительного напряжения конструкций, позволивший существенно снизить вес конструкций до (50%). Шухов разработал и оборудовал первую в стране вращающуюся сцену Московском Художественном театре.

О результатах, полученных Шуховым при решении практических вопросов строительной механики, Н.Е. Жуковский докладывал в 1904 Московскому математическому обществу. Шухов принял участие в составлении задач для курса «Сопротивление материалов» П.К.Худякова (1898).

По проектам Шухова изготавливались паровые насосы, строились мосты Средне-Сибирской железной дороги, в т.ч. через Оку и Енисей (1894–1899), мостовые электрические краны (1900–1908). В период промышленного подъема в начале 20 в. Шухов проектировал доменные, мартеновские и прокатные цехи металлургических заводов. В годы первой мировой войны Шухов изобрел конструкции нескольких серий плавучих мин, ворота для сухих доков (батопорты), конструкции платформ под тяжелые артиллерийские орудия.

В 1903 Политехническое общество по представлению 42 членов во главе с Н.Е.Жуковским избрало Шухова своим почетным членом. В заявлении в Совет общества, подписанном Жуковским, было сказано: «В годы своей юности Владимир Григорьевич увлекался теоретической механикой и хотел свои выдающиеся способности посвятить изучению небесной механики. Жизнь сложилась так, что ему пришлось работать над механикой земной, но и в эту область рядом с опытными наблюдениями и решением вопросов практики он всегда вносил глубину мысли и тщательность математической обработки».

Октябрьскую революцию Шухов принял с удовлетворением – активно включился в строительство новой жизни. Хотя пережил и «уплотнение», гибель большей части библиотеки и архива, приговор к условному аресту. Рабочие завода «Парострой», бывшего завода Бари, единодушно избрали Шухова в состав первого правления завода и главным инженером, на этой должности он проработал еще 13 лет.

В послереволюционные годы широко развернулась творческая деятельность Шухова как ученого и инженера: он искал новые технические решения многих инженерных задач, применимые в условиях разоренного хозяйства страны. «Парострой» проводил восстановление крупных разрушенных железнодорожных мостов на ряде рек страны. Шухов создал металлодеревянные фермы для перекрытия заводских цехов в Люблино, Подольске, организовал подъем и монтаж железнодорожных мостов, разрушенных в годы гражданской войны (20 мостов на Ташкентской железной дороге).

В 1919 –1922 по заданию В.И.Ленина была сооружена оригинальная по конструкции и методу монтажа гиперболоидная многоярусная радиобашня на Шаболовке для радиостанции имени Коминтерна. Первоначально Шухов предложил проект радиобашни в Москве высотой 350 м (башня Эйфеля – 305 м), весом 2200 т (в 3 раза легче башни Эйфеля, ее вес 8000 т). Учитывая нехватку железа в стране, была построена многоярусная башня из шести гиперболоидных блоков высотой 150 м. На заседании Совнаркома по предложению В.И.Ленина было принято решение выдать необходимое для строительства башни железо из запасов военного ведомства.

Шухов принимал также участие в проектировании и создании крупных строек по плану ГОЭЛРО (Шатурская ГРЭС) и гигантов первых пятилеток: здания мартеновского цеха Кузнецкого металлургического комбината (1928), цехов Челябинского тракторного (1928), Харьковского паровозостроительного заводов (1926–1928), только за 1927 завод «Паро-строй» выпустил 351 котел Шухова. Он проектировал и руководил строительством сетчатых гиперболоидных опор линий электропередач НИГРЭС через Оку (1929). В 1930-х Шухов руководил проектированием мартеновских цехов Ижевского завода, «Азовстали», Таганрогского, Верхисетского, Пермского металлургических заводов. В объединении «Грознефть» Шуховым построил нефтепроводы Баку – Батуми (883 км), Грозный – Туапсе (618 км). В 1929–1934 совместно с М.А.Капелюшниковым он проектировал, а затем консультировал строительство установок завода «Советский крекинг» в Баку. В те же годы были реализованы разработанные 40 лет назад предложения Шухова по подъему нефти из скважин сжатым воздухом, созданы типовые проекты газгольдеров емкостью до 100 000 куб. м. Шухов опубликовал книгу о нефтепроводах и применении петель в нефтепроводах, получил авторские свидетельства на приспособления к газгольдерам (1934). За 8 лет – с 1926 по 1934 – он оформил столько же авторских документов, сколько за 22 года до Октябрьской революции.

Участвовал в осуществлении ряда строительных проектов, совместно с К.А.Мельниковым: Бахметьевского автомобильного парка (1926–1928), гаража для грузовых машин (1926–1929).

Наряду с инженерной деятельностью у него было немало и других увлечений. По словам его дочери Веры Шуховой-Лапшиной, он очень любил музыку, литературу, искусство. Был предан спорту, для занятий которым всегда находил время (один год был даже чемпионом Москвы по велогонкам). Но самым большим его увлечением были шахматы и фотография. В шутку Шухов говорил: «Я инженер по специальности, а в душе я фотограф». Его фотоаппарат запечатлел немало исторических эпизодов из жизни Москвы. Советское правительство высоко оценили знания, труд и опыт

Шухов был избран членом ВЦИК, рабочие Москвы в 1927 и 1928 избирали его членом Московского Совета депутатов трудящихся, в 1928 ему было присвоено звание Героя Труда, а в 1929 одному из первых – звание заслуженного деятеля науки и техники, лауреата премии имени В.И.Ленина.

Академики П.П.Лазарев и А.Н. Крылов в связи с представлением в 1927 Шухова членом-корреспондентом АН СССР писали: «Все творчество Шухова основано на его научных работах и является результатом глубокой теоретической мысли». В 1929 он избран почетным академиком АН СССР.

Принимал участие в выпрямлении северо-восточного минарета медресе Улугбека (построенного в XV в) в Самарканде.

Умер 2 февраля 1939.

Похоронен на Новодевичьем кладбище. На доме, где жил Шухов (улица Орджоникидзе, д. 5) – мемориальная доска.

Сочинения: Избранные труды ; Строительная механика. М., Наука, 1977; Гидротехника. М., Наука, 1981; Нефтепереработка и теплотехника. М., Наука, 1982.

Андрей Богданов

понедельник, 7 января 2008 г.

Петропавловская Ирина Алексеевна.

Петропавловская Ирина Алексеевна
научный сотрудник, кандидат технических наук (к.т.н.)
Институт истории Естествознания и техники РАН, Москва
Основная специальность "История техники, технических наукно-технических сообществ".

Petropavlovskaya Irina
Research Scientist, PhD in Technical Sciences
Common Major: "The History of techniques"
Institute of the History of Science and Technology Russian Academy of Sciences (IIET RAN), Moscow, Russian Federation

Список публикаций
Тезисы доклада на 22 Международный Конгресс по истории науки, Пекин, 24-30 июля 2005 (ХХ11 INTERNATIONAL CONGRESS OF HISTORY OF SCIENCE (ICHS 05), BEIJING, 24-30 July 2005) "Советско-китайское научно-техническое сотрудничество (1950 - конец 1965 гг.)"
Образование:

декабрь 1978 - декабрь 1981 - Институт Истории Естествознания и Техники им. С.И. Вавилова (ИИЕТ РАН), Москва.

-- Кандидат технических наук (к. т. н.).

-- Основная специальность: "История техники".

-- Специальность: "История техники и строительной механики".

-- 3 года обучения в аспирантуре института.

декабрь 1964 - ноябрь 1972 - Московский Автомеханический Университет, диплом:"Инженер-механик". Специальность: "Технология Машиностроения".

Опыт работы:

декабрь 1972 - до настоящего времени - Институт Истории Естествознания и Техники им. С.И. Вавилова (ИИЕТ РАН), Москва, научный сотрудник.

-- Редактировала и читала корректуру рукописей журнала "Вопросы Истории Естествознания и Техники",

-- Опубликовала более 70 научных работ.

-- Автор монографии по истории металлических конструкций и инженерных сооружений и ряда опубликованных работ о применении металлических конструкций в русской архитектуре(17-20 столетий).

-- Участвовала с докладами на ряде сессий и симпозиумов в РФ (Российская Академия наук) и в ФРГ (Институт Легких пространственных конструкций Штуттгартского Университета).

-- Читала лекции в Лихай Университете, Пенсильвания, г. Бетлехейм, США, (Осенняя сессия 1992 г.).

декабрь1964 - ноябрь 1972 Всесоюзный Техникум Тяжелого машиностроения (ВЗТТМ), Москва, Преподаватель по технической механике. Лекционный курс (40 часов в семестр) по "Технической механике", "Технологии машиностроения", "Сопротивлению материалов".

Руководитель производственной практики студентов.

Научные интересы:

История: техники; металлических конструкций; инженерных конструкций, применительно к строительным сооружениям. Политехническая деятельность почетного академика В.Г. Шухова. Научные и научно-технические сообщества. Изучение системы образования в Китае, с особым вниманием деятельности Российского Образовательного и научно-технического Центра в Харбине и других центров (конец ХIХ- ХХ вв., до 1956 г.).

Основное научное направление сегодня: "Советско-Китайское сотрудничество, особенно советские об разовательные и научно-технические Программы помощи КНР (апрель 1950- начало 1966 гг.)"


Education:

December 1978 - December 1981 - Institute of the History of Natural Sciences and Technology, Russian Academy of Sciences (IIET RAN), Moscow.

-- PhD in Technical Sciences.

-- Common Major: "The History of techniques".

-- Major : "The History of Building Mechanics"

-- Complete 3 years of postgraduate studies.

December 1964 - November 1972 - Moscow AutoMechanical University, Bachelor of Sciences (BS), Major: "Mechanical Techniques". Strength of Materials.

Professional experience:

1972 - present - Institute of the History of Natural Sciences and Technology Russian RAN, Moscow, Research Scientist.

-- Edited and proofread manuscripts in magazine "The Problems of the History Nature Sciences and Techniques".

-- Have written more than 70 scientific articles.

-- Authored a monograph on the history of metallic structures and engineering tech-niques and some articles on that subject as applied to buildings in Russian architecture (17th-20th centuries).

-- Delivered lectures at symposiums of the Institute fur Leichte Flachentragwerke of Stuttgart University, FRG.

-- Delivered lectures at Lecture Series- Fall Сalender 1992 of the Lehigh University, Bethlehem, Pennsylvania, USA.

December 1964 - November 1972 - All-Union Heavy Machine Building Technical-Vocational College (VSTTM), Moscow, Teacher of Technical Mechanics. -

-- Lectured (40 hours per semester) on Technical Mechanics, Technical Heavy Machine Building of Machines and Strength of Materials.

-- Supervised students in practical applications on job.

Main scientific interests:

The History of: Techniques; The Technical Sciences; Engineering techniques as applied to buildings, Metallic structures. Academician V.G. Shukhov's polytechnic activity. Scientific - Technical Communities. China and East European Studies, with emphasis on the Russian Educational and Scientific - Technical Centers of Carbine (Harbin-ger) and others from end of 19th to -20th centuries (1956 year).

-- Mainstream Major by now: "The Russian - China Cooperation, with emphasis on the history of the soviet Educational and Scientific- Technical Programs in China from April 1950 to 1966 years".


Список основных публикаций
Петропавловская И.А. Гиперболоидные конструкции в строительной механике (моногра- фия), под ред. акад. А.Ю. Ишлинского. Москва: Изд-во "Наука", 1988, 19 авт. л.

Петропавловская И.А. является - Редактором-Составителем следующих книг:

Шухов В.Г. "Строительная механика". Избранные труды (совместно с В.В. Шуховой). Москва: Изд-во "Наука", 1977, 12 авт. л.;

Шухов В.Г. "Гидротехника". Избранные труды. Москва: Изд-во "Наука", 1979. 9 авт. л.

В.Г. Шухов - выдающийся инженер и ученый: Тр. Объединенной научной сессии Отделения механики и процессов управления, Отделения физико-технических проблем энергетики, Отделения общей и технической химии АН СССР, посвященная 120-летию со дня рождения почетного академика В.Г. Шухова. Академии наук СССР, посвященной научному и инженерному творчеству почет. акад. В.Г. Шухова.(15 янв. 1974 г.). Москва: " Наука", 1984 .9 авт. л.;

Металлические конструкции почетного академика В.Г. Шухова. Москва: Изд-во "Наука", 1990. 8 авт. л.;

Шухов В.Г. "Нефтепереработка и теплотехника" (Составитель Петропавловская И.А). - Москва: Изд-во "Наука", 1984.7 авт. л.;

Владимир Григорьевич Шухов: Биобиблиография. Серия: Материалы к Биобиблиографии ученых: Технические науки. Механика. Вып. 22. Москва: Изд-во "Наука", 2004. 5, 3авт. л.

Петропавловская И.А. Выдающийся ученый и инженер: (К 120-летию со дня рождения почетного акад. В.Г. Шухов) // Вопр. истории естествознания и техники (ВИИЕТ), 1974, Вып. 4, с. 34-39.

Петропавловская И.А. Гиперболоидные башни, мачты и другие сооружения В.Г. Шухова на строительстве в СССР и гиперболоидные конструкции за рубежом // Объединенная научная сессия Отделения механики и процессов управления, Отделения физико- технических проблем энергетики, Отделения общей и технической химии АН СССР, посвященная 120-летию со дня рождения почетного академика В.Г. Шухова.15 янв. 1974 г.: Тез. докладов, 1974, с. 36-38.

Петропавловская И.А., Ишлинский А.Ю. Вклад В.Г. Шухова в строительную механику. - В Кн.: В.Г. Шухов - выдающийся инженер и ученый: Тр.Объед.науч.сессии Академии наук СССР, посвященной научному и инженерному творчеству почет. акад. В.Г. Шу- - хова. Москва: "Наука", 1984, с . 26-34. -

Петропавловская И.А. Деятельность академика В.Г. Шухова (1853-1939) в 20-30-ых гг. ХХ в. - В кн.: Наука и Техника: Х11 Киевский международный симпозиум "Современное науковедение и перестройка советской науки". Ч.1. Киев: Изд-во "Наукова Думка", 1988, с. 102-107.

Петропавловская И.А. (совместно с акад. В.П. Мишиным). Academician V.G. Shukhov's polytechnic activity. - В кн.: Материалы по истории науки и техники ХУ11 Международ- ного Конгресса по истории науки. ФРГ, Гамбург-Мюнхен (1989 г.). Москва: Изд-во Наука", 1989.

Petropavlovskaja I.A. Die Leichtbaukonstruktionen des russischen Ingenieurs Vladimir Grigoryevich Suchov // Sonderforschungsbereich naturliche Konstruktionen, Leichtbau in Architektur und Natur: Geschaftsstelle In. Symp. - des SFB 230. - Stuttgart; Tubungen, 1989. T 12. - S. 282-285.

Petropavlovskaja I.A. Hyperbolisce Gitterturme. - In: "V.G. Suchov (1853-1939). Kunst der Konstruktion": Katalog. Stuttgart. Institute Leichte Flachentragwerke. 1990. - S. 78-91.

Petropavlovskaja I.A. Der Sendeturm fur Radiostation Sabolovka in Moskau. - In: "V.G. Suchov (1853-1939). Kunst der Konstruktion": Katalog. Stuttgart. Institute Leichte Flachentragwerke. 1990. - S. 92-103

Petropavlovskaja I.A. La torre della stazioneradiofonica Sabolovka a Mosca: Un emblema della radio sovietica // Casabella. - 1990. - № 573. - P. 48-56.

Петропавловская И.А. Международная выставка "В.Г. Шухов (1853-1939). Искусство конструирования", Штуттгарт, ФРГ. - В кн: Материалы Киевского Международного симпозиума "Современное науковедение и перестройка советской науки". Ч.111. Киев: Изд-во "Наукова Думка", 1990.

Петропавловская И.A. Металлические конструкции почетного академика В.Г. Шухова. - В кн.: Металлические конструкции почетного академика В.Г. Шухова. Москва: Изд- во "Наука", 1990.

Петропавловская И.А. Международная выставка "В.Г. Шухов (1853-1939). Искусство конструирования", Штуттгарт, ФРГ // Вопр. истории естествознания и техники (ВИИЕТ), 1991, Вып. 2. с. 155-157.

Петропавловская И.А. Гиперболоидные напорные башни В.Г. Шухова. - В кн.- Kаталоге: "В. Г. Шухов (1853-1939). Искусство конструирования". Москва: Изд-во "Мир", 1995, с. 75-92.

Петропавловская И.А. Проекты и строительство Шаболовской башни В.Г. Шухова в Mоскве. - В Kн. - Kаталоге: "В. Г. Шухов (1853-1939). Искусство конструирования". Москва: Изд-во "Мир", 1995, с. 92-103.

Петропавловская И.А. Российские научные и образовательные центры высшей школы в Китае (1900-12950-е гг.). - В кн.: Годичная научная Конференция ИИЕТ РАН. Москва. ИИЕТ РАН, 2000. с. 50-56.

Петропавловская И.А. Российские научные и образовательные центры высшей школы в Китае (конец Х1Х- 50-е гг. ХХ в.) // Науковедение. 2001, № 2, с. 182-197.

Петропавловская И.А. Россияне-выпускники Харбинского образовательного центра (1920-1956 гг.) на исторической родине. - В кн.: Годичная научная Конференция ИИЕТ РАН им. Вавилова. Москва: Диполь-Т, 2003, с. 535-540.

Петропавловская И.А. Недвижимые объекты -памятники научного и инженерного творчества акад. В. Г. Шухова. Музеи и музейное дела. Изд-ние Государственного Политехнического Музея. 2004. 1 авт. л.

Неопубликованные Рукописи:

Петропавловская И.А. Россияне-выпускники Харбинского образовательного центра (1898-1956 гг.) на исторической родине (1935-2004 гг.);

Петропавловская И.А. Методика по памятникам инженерного творчества В.Г. Шухова (1878-1984).

Тезисы доклада
ХХ11 INTERNATIONAL CONGRESS OF HISTORY OF SCIENCE (ICHS 05), BEIJING, 24-30 July 2005

(22 Международный Конгресс по истории науки, Пекин, 24-30 июля 2005)

Советско-китайское научно-техническое сотрудничество (1950 - конец 1965 гг.)

к.т.н. И. А. Петропавловская
Научный сотрудник Института Истории Естествознания и Техники им. С.И. Вавилова (ИИЕТ РАН)

Деятельности в области научно-технического сотрудничества между Советским Союзом (СССР) и Китайской народной республикой (КНР, 1949 г.) началась и регламентировалась Постановлением Совета Министров СССР (Совмин СССР, апрель 1950 г.).

Архивные материалы об объемах помощи СССР КНР и о характере советско-китай-ского научно-технического сотрудничества содержатся в Российском Государственном Архиве экономики в Фонде Управления по делам научно-технического сотрудничества СССР с социалистическими странами (Фонд УНТС).

Основную массу материалов по КНР составляют в этом фонде архивные дела Секре-тариата специальной Советско-Китайской Комиссии по научно-техническому сотрудничеству (с 1950 г.), именуемой с 1953 г. - Дальневосточная Комиссия при Министерстве внешней торговли (МВТ СССР), а с 1954 г. - Советско-Китайская Комиссия МВТ СССР, с 1955 г. находившаяся в ведении Управления по внешним экономическим связям Совми-на СССР, и затем с 1959 г. - Государственного Комитета Совета Министров по науке и технике (ГКС, ликвидирован в конце 1965 г.).

К делам фонда присоединены документы (за 1950-1954 гг.) Внешнеэкономического отдела МВТ СССР "В \ О Техноэкспорт" и Министерства высшего образования (МВО СССР).

В Фонде УНТС находятся 1200 дел (5 описей, три описи содержатся на секретном хранении), объемом от 200 до 450 листов, (крайние даты, июль, 1950 г. - ноябрь, 1965 г.).

Архивные дела базовой документации ("Планы", "Программы") этого фонда на основе материалов двух Соглашений по советско-китайскому научно-техническому сотрудничеству (от 1953 г. и 1958 г.) выделены в отдельную группу.

В эту группу включены также материалы о научной и технической помощи КНР на основе Соглашения (от февраля1960 г.): о научно-технических связях ряда институтов с киайской стороны с советскими институтами в области научно-исследовательских и опытно конструкторских работ (НИИОКР, 1958-1961 гг.); о связях в области научного сотрудничества различных организаций СССР с Академией наук Китая; о помощи КНР в проведении экспертизы по 122 темам научно-технической проблематики; переписку о взаимообмене и командировании китайских и советских специалистов по более, чем 300 научно-исследовательским темам (например, о пребывании китайских специалистов в Институте проблем металловедения АН СССР), документы о помощи СССР в области системы высшего образования КНР и о межгосударственных связях с КНР различных учебных заведений СССР.

В фонде широко представляет документы и вспомогательные материалы по контролю этапов выполнения и передаче китайской стороне техники и технической документации (акты, счета по контрактам) в соответствии с вышеупомянутыми официальными Соглашениями, подписанными обеими сторонами. В частности, здесь представлены "Акцепт-счета" от советского поставщика - Министерства черной металлургии СССР на передачу технической документации (начало декабрь 1953 г. - окончание 31 декабря 1956 г.) заказ-чику в КНР на строительство Аньшаньского металлургического Комбината, в том числе, проектных чертежей и расчетов Главного технологического корпуса, а также на типовой проект строительства Электромеханического ремонтного завода (1955 г.).

Документы Фонда УНТС хорошо отражают весь предметный спектр номенклатуры поставок СССР в КНР, самые первые поставки семенного фонда для сельского хозяйства относятся к ноябрю 1950 г. сотрудничества. Большая масса материалов Фонда составляет документы по советско-китайскому сотрудничеству в областях техники, науки, промыш-ленности, транспорта, сельского хозяйства, производства продуктов химической промыш-ленности, медицины и образования.

В Фонде УНТС выделен массив документов и материалов по помощи в комплексном освоении природных ресурсов КНР и в комплексном использовании газа, угля, нефти.

Особую категорию документов составляют материалы по проектированию объектов для индустрии КНР по следующей тематике:

* крупногабаритные машины и станки (альбомы технической документации продольно-строгальных, токарных, расточных и других (всего 19 типов станков) советского производства (Министерство машиностроения СССР, с сент. 1950 г.);
* электро- и энергетическое оборудование и электростанции (Министерство электростанций и электропромышленности СССР);
* на строительстве металлургических предприятий и подготовке необходимой технической и технологической документации;
* номенклатуры объектов самолетостроения;
* номенклатуры объектов приборостроения (Министерство машиностроения и приборостроения СССР) и разработке эталонов для металловедения;
* номенклатуры объектов для создания метрологии и радиоэлектроники;
* номенклатуры объектов в области развития транспорта, в частности, строительства в КНР Чаньчунского автомобильного завода, а также:
* Программы работы советских специалистов, командированных в КНР (1956-1961 гг.); материалы по обучению в СССР китайских специалистов и студентов (сент. 1950-1955 гг.); перечни Программ и отчеты по годам по подготовке в КНР массовых квалифицированных кадров механиков-комбайнеров, трактористов (Мини-стерство высшего образования СССР, иностранный отдел); контракты на передачу КНР учебной литературы, программ, пособий и других материалов для вновь организованных китайских учебных заведений (в частности, 26 учебных программ в области самолетостроения, авиационных двигателей, а также технологии машиностроения, июнь 1952 г.). Документы и акты Фонда УНТС включают величины стоимости на техническую документацию, переданную КНР, ряд из них демонстрируют примеры безвозмездной передачи советской стороной определенного перечня чертежей (от 1955 г.) на строительство ряда объектов в промышленности, а также документации о передаваемых КНР объектах в форме помощи СССР в ряде областей деятельности, в частности, здравоохранения, семеноводства и технике.